К вопросу о фабрике фейков «пятой колонны»

Автор: | Март 31, 2018

Мы видим отлаженную машину, конвейер по генерации фейков, который действует уже несколько месяцев. И с окончанием избирательной кампании, как некоторые надеялись, его работа не была свёрнута.

Это выглядит не примерно, а именно вот так.

События в Кемерово, а точнее реакция на них в медиа-пространстве, являются лишь последовательным этапом в раскачивании ситуации.

Началось всё со вброса про «644 погибших в Сирии наёмника ЧВК Вагнера». На этом вбросе обкатывали технологию — координировали распространение, оттачивали формулировки, выявляли готовых репостить и реагировать, определяли целевые группы, отслеживали реакцию и так далее.

И теперь у пятой колонны действуют чётко налаженные механизмы вброса и распространения фейков.

В качестве инфоповода используется любое негативное событие — боевые столкновения в Сирии, авиакатастрофы, выбросы мусорного газа, пожары.

В каждом случае реализовывается примерно один и тот же сценарий:

1.Анонимные «свидетельства очевидцев».

2. Публикации в различных СМИ, зачастую иностранных (в том числе подконтрольных ИГ, Ходорковскому и так далее).

3. Подхватывание и раздувание этой информации пулом «оппозиционных» (в том числе «вместопатриотических» и «псевдолевых») блогеров.

В частности, вброс про количество трупов в моргах Кемерово запустил украинский блогер «Евгений Вольнов» (Никита Кувиков), плотно сотрудничающий с кураторами из СБУ. «Вольнов» также давно сотрудничает с Навальным и Собчак, работал на их избирательных кампаниях и различных акциях.

4. Каждый раз количество жертв существенно преувеличивается. Как будто самого факта трагедии не достаточно, и «для большой страны нужно больше жертв».

5. «Власти скрывают» и «мы хотим знать».

6. Сообщения в подконтрольных им СМИ сочетаются с массовыми вбросами ботов в соцсетях.

Вот, например, совершенно дурацкий вброс на «Рамблере» (на видео Данила Козловский рекламирует свой новый фильм, а в заголовке говорится, что он «назвал реальное число жертв в Кемерово»).

7. Для вбросов используются также различные внешне «нейтральные» паблики в соцсетях — в популярных рубриках «Юмор», «Наука», «Природа», «История», где вроде бы не должно быть политики. Некоторые из этих пабликов насчитывают больше миллиона подписчиков, так что охват аудитории огромен.

И большинство из этих групп ориентированы на молодёжную аудиторию, которая телевизор не воспринимает, так что мейнстрим-пропаганда это не обезвреживает. Причём в них целенаправленно воспитывают нигилизм, цинизм и «смешарики».

Это, в том числе, и работа на перспективу, превращение молодого поколения в антипатриотов, не верящих никакой власти и не имеющих собственной системы ценностей.

8. Обвинения во всём представителей власти (или аффилированных с ней персонажей), а по цепочке — непосредственно Путина.

9. Попытки вывести людей на несанкционированные митинги по каждому поводу. Во всех этих митингах (начиная с «Платона» и заканчивая Кемерово), опять же, принимает определённое количество «профессиональных протестующих». В том числе «либеральная общественность» и украинские гастарбайтеры.

Пример 1. «644 погибших в Сирии наёмника ЧВК Вагнера».

Ключевые мессиджи наброса:

— Американцы убили русских, а власть боится ответить, поэтому скрывает.

— Русские гибнут за интересы путинских олигархов.

— Героев Донбасса (пассионариев) утилизируют в Сирии.

— Нищета толкает россиян становиться наёмниками.

Когда начинаешь копать — погибших не 644, а то ли семь, то ли пять. Причём двое, которых «похоронил» Несмиян, оказались живы-здоровы, и ни в какой Сирии вообще не были. Запущен вброс был Анатолием Несмияном, Игорем Гиркиным и Владимиром Кучеренко. Опирался в том числе на твиттерские публикации пропагандистов ИГ. Практически сразу был подхвачен укроСМИ и украинскими «патриотическими блогерами, а также ботами. Распространялся через группы типа «Мы — донецкая Петровка», «Новороссия» и «Военный обозреватель», чтобы ударить по патриотическому/националистическому сегменту.

Причём «закладки» про «ЧВК Вагнера» закладывались ещё три года назад, соответствующими публикациями «РБК» и «Фонтанки».

Пример 2. Выброс газа в Волоколамске.

Власти сработали достаточно оперативно — создали ситуативный штаб, быстро засыпали разлом, поставили новейшие аэрозольные пушки для разложения раза на составляющие, увеличили количество датчиков воздуха, выделили бесплатные путёвки в санатории для пострадавших и так далее.

Но вброс жил своей жизнью, игнорируя реальность. Уже после нейтрализации аварии проводились митинги протеста, продолжали писаться статьи и сниматься сюжеты.

Фокус пропаганды, опять же — власть плохая, система прогнила, виноват Путин.

Пример 3. Трагедия в Кемерово.

Ключевые мессиджи наброса:

— Погибло не 64, а 300-400 человек.

— Власти скрывают.

— Поджог устроила сама власть, чтобы

а) вызвать бунт, а потом его подавить и провести всеобщую чипизацию

б) ввести военное положение;

в) «порадовать своих жидовских хозяев убийством христиан в церковный праздник»;

г) поблагодарить кровавой жертвой Сатану за переизбрание Путина (не надо смеяться, я сам это читал и скринил — это тоже расчитано на определённую аудиторию, «православнутых» и «царебожцев»).

— После такого власть должна уйти в отставку, как где-то там. Под шумок некоторые блогеры чётко отрабатывали заказуху конкретно против Тулеева.

— Путин сначала дорешал свои денежные дела в Катаре, а только потом соизволил прилететь в Кемерово (можно подумать, что если бы он приехал на несколько часов раньше, то помогло бы быстрее потушить пожар или вернуло кого-то из мёртвых).

— «Власть начала мерзкую кампанию лжи» и так далее, строго по методичке (наверняка вы сами неоднократно видели эти одинаковые тексты, массово тиражируемые под копирку). От имени «я сама кемеровчанка, дочь шахтёра» и «у жены есть родственник на скорой помощи/в пожарной/в морге».

Вброс про сотни погибших, нехватку мешков для трупов, забитые морги чётко отслеживается до Украины, СБУ и «Минстеця». Всё это сопровождается многочисленными видео, интервью «свидетелей» и «потерпевших», «перехваченными переговорами пожарных» и прочими «пруфами». Я очень сомневаюсь, что такой огромный массив дезинформации можно смастерить без предварительной подготовки (а это уже наводит на размышления).

Причём, что меня особенно зацепило и вызвало омерзение, тексты и видео с вбросами размещались в пабликах-миллионниках между анекдотами и рекламой, что явно указывает на их проплаченность (человек, которого реально тронула подобная тема, не будет чередовать подобное обсуждение с анекдотами и комиксами).

Возмущение, что «На телевидении твари не отменили развлекательные передачи, и не объявлен общенациональный траур», а рядом, в соседнем посте, через полчаса — анекдот про, извините, говно. «Посты крутятся, лавэха мутится» и «ничего личного, просто бизнес».

На размещение были потрачены (учитывая охват аудитории) миллионы рублей.

В том числе в ряде групп было не просто проплачено размещение, их попросту купили и переименовали.

Чётко видна координация, дирижирование, работа пиарщиков, журналистов, райтеров (психологов?), СММ-щиков и так далее.

Фактически мы видим отлаженную машину, конвейер по генерации фейков, который действует уже несколько месяцев. И с окончанием избирательной кампании, как некоторые надеялись, его работа не была свёрнута. Наоборот, в их действиях появилось что-то типа отчаяния, по принципу «сгорел сарай — гори и хата».

Американцы и их шестёрки не оставляют надежды организовать майдан в России. Причины этого, почему они так торопятся, я уже описывал в предыдущей статье — американцы могут поддерживать относительно высокий уровень жизни у себя только за чужой счёт, только за счёт непрерывного грабежа других стран.

У событий вокруг Кемерово есть прототип на Украине — Врадиевка (все желающие могут загуглить, какой шабаш там устроили будущие майдауны). Нужно сделать всё, чтобы сценарий госпереворота и гражданской войны не смогли реализовать.

Самое мерзкое в этой истории — это попытки пиариться, ловить хайп и использовать детские смерти для достижения своих карьерных и политических целей. Мерзкие, циничные танцы на ещё не оплаканных могилах.

Александр Роджерс, «Журналистская правда»