Закон ʺавосьʺ, или принцип оптимальных ожиданий

Автор: | Апрель 4, 2018

Речь идет о российском способе принятия решений. Наука говорит: когда данных мало, а риск велик, есть два способа принятия решений. В первом случае (он называется минимаксным) вы анализируете все возможные значения факторов неопределенности и принимаете решение, исходя из их наиболее неблагоприятного сочетания.
Во втором (он зовется минимизацией риска) — учитываете вероятность тех или иных вариантов ситуации и действуете, так сказать, по математическому ожиданию.
Но в России существует третий способ, которого нам не приходилось встречать в серьезных научных работах. Его можно еще назвать «Законом рискового оптимизма.»
Решение ищется при ожидании наилучшего варианта реализации неопределенных факторов по принципу: «Авось пронесет!»
Трудно даже оценить, как рискует человек, принимающий решения по такому алгоритму. До сих пор не подсчитано, сколько людей уже сложили и, не дай Бог, еще сложат головы из-за подобного способа действия. Хотя, справедливости ради, следует признать, что иногда именно такой подход служил причиной уникальных достижений и открытий, на которые так щедра российская история.
«Русский человек на авось и взрос», говорит народная пословица, и нам понятно, о чем идет речь. А вот ни на какой другой язык это слово не переводится. В Америке я как-то упомянул его в лекции. Так переводчица мучилась-мучилась (что-то вроде «мэби ес, мэби но»), а потом сказала: «Нет, все равно не поймете, это не для американцев».
Мы не любим продумывать последствия: «Русский на трех сваях крепок — авось, небось да как-нибудь.» Даже в ситуациях бесконечных дефолтов и катаклизмов, на которые так щедра наша нынешняя жизнь.

 

На просторах всемирной паутины отыскал я сочинённую в 2011 году Анной Сказочницей забавную сказочку, которая так и называется

Авось да Небось

Шли Ерёма и Фома на рынок купить лаптей да крынок. И вышел у них спор-разговор, кто в Русской земле самую сильную силу имеет. Ерёма — у того все дома — говорит:
— Самую сильную силу в Русской земле имеет наиглавнейший начальник. Куда он рукой махнёт, туда и народ идёт.
А Фома — полна голова ума — ему возражает:
— Самую сильную силу имеет народ. Народ всё могёт. Народ не захотел — и начальник полетел.
А тут, откуда ни возьмись, явились авось да небось. Они, видно, за мужиками шли и разговор их слышали.
— Вы, мужики, хоть и башковитые, да не шибко мудровитые. Самую сильную силу в Русской земле имеем мы, авось да небось. Авось да небось каждому делу — гвоздь, хоть вместе, хоть врозь. Вон, видите, мужик на телеге едет впереди вас?
— Видим.
— Оглобля у него треснула и верёвкой перетянута.
— Ну.
— А спросите, почему он новую оглоблю не поставит?
Ерёма с Фомой и спрашивают:
— Почему ты, мужик, новую оглоблю не поставишь? Не ровён час, верёвочка порвётся, и оглобля твоя надвое разойдётся.
— Небось, — говорит мужик, — я уже неделю так езжу, авось погодит расходиться.
А тут — хрясь! — верёвочка порвалась, оглобля надвое и разошлась. Лошадь дёрнула, телега перевернулась, мужик кубарем покатился, к пню придорожному крепко приложился. Лежит на земле, постанывает.
— Что, мужик, сильно ушибся? — спрашивают Ерёма и Фома.
— Да небось живой остался, — отвечает мужик слабым голосом, — авось обойдётся.
Авось да небось стоят похихикивают.
— Да это мужик такой непутёвый попался, — говорит Ерёма, — а в начальстве всё не так. Начальство, понимаешь, наверху сидит, далеко глядит, глубоко копает, что к чему соображает. Там, в начальстве, по всему идёт твёрдый расчёт. Ты, авось да небось, с начальством шутки брось.
— Ну, пойдёмте теперь, — говорят авось да небось, — до начальства, посмотрим, как и что.
Сделали авось и небось Фому с Ерёмой невидимыми и перенесли их в палаты, где главные начальники заседали, государственные дела решали.
Докладывают начальникам, что, дескать, в южных губерниях опять всё посохло, а в северных снова помокло. Реки из берегов вышли — что не помокло, то потопло.
— Надо, — решили начальники, — реки перегородить да с севера на юг поворотить, небось тогда на юге не посохнет и на севере авось не помокнет. Давайте, — говорят, — следующее дело.
Следующее дело такое: войско супостатов к границе идёт, грозится нас завоевати.
— Надо, — говорят начальники, — собрать все пушки, отлить из них одну здоровенную пушку и пальнуть по супостатам. Небось тогда не захотят Русской земли воевати.
Фома с Ерёмой почесали затылки.
— Ладно, авось да небось, ваша взяла, переносите нас обратно домой.
Сказывают, авоська с небоськой до сих пор в Русской земле фордыбачат. Гнать их надо отсюда в германскую землю или подальше, в американскую. Небось у них таких нету, авось там приживутся и от нас отвлекутся.

***

А вот скажите, судари да сударыни, вы с Авосем в каких отношениях? Полагаетесь порой на него, али нет?

Материал: Фелискет