Мы живём в эпоху «мультиправды»

Автор: | Май 24, 2018
Уважаемые читатели!

Для начала — выдержки из гальванического текста, найденного ув. редакцией в эмигрантских фейсбуках. Текст наделал в них большого шума. Называется «Россия умерла, но этого никто не заметил».

Автор — профессиональный журналист — попутешествовал по Сибири и написал: «Теперь я в Братске. Уже пятый день. Это не поддается описанию. Такое ощущение, что я оказался в начале 90-х годов. Это выражается во всем и, прежде всего, в невероятном количестве бандюганов и пьяных. Церквей нет в принципе. Зимой посреди дня могут сорвать с прохожего меховую шапку или снять дубленку. Летом в порядке вещей отбирать мобильные телефоны, срывать золотые украшения, цепочки. Все, что можно сорвать, отнять и т.п. Учитель в сельской школе зарабатывает 3,5 тысячи рублей.

Был в городе Зима. Правят балл — единороссы. Уже второй год заколочен местный роддом. Население города — 34 тысячи человек. В год рождается 600-700 детей. Женщины вынуждены рожать в машинах скорой помощи, которые заказывают на нужный день. Кто не успевает — дома.

Трезвых пока не видел. Тайгу рубят нещадно. Мандарины — 150 рублей. Зато очень много дешевой водки. Совсем забыл! Соотношение полов здесь – 1 к 3. То есть на трех баб один мужик! Местные мужики после 40 лет – поголовно импотенты. Все дровосеки, понятное дело, без рук — без ног. Поэтому сплошь и рядом мамаша и дочка живут с одним мужиком. Полным-полно матерей в возрасте 15-16 лет. Я плакал. Из-за этого же много лесбиянок.

Одним словом Сибирь и Дальний Восток потеряны однозначно.»

Под публикацией — лайки, шеры, комментарии «ужас, и вот это они хотят терпеть и дальше, голосуйте снова за Путина и Медведева».

…Самое интересное в этом тексте вот что. Он был написан восемь лет назад, в 2010-м. И наделал много шума и поднял кучу репостов уже тогда. И тогда уже прилетали на него обиженные реплики «что это за нафиг» из г. Братска, г. Зимы и других перееханных автором городов, и они тонули в дружном московско-питерско-эмигрантском «мама, мы в аду».

Потом этот текст вернулся снова — в 2013-м. И снова его начали активно репостить и ужасаться, и даже разбирать внимательно в столичных СМИ, и давать трибуну автору. И автор оправдывался: «Помните людей, которые пьют пиво возле станций метро в Москве? В Братске у меня на улицах постоянно было ощущение, что я подошел к станции метро «Третьяковская». Народ весь на улице, с бутылками. И постоянное ощущение опасности.»

Потом этот текст вернулся в 2015-м, и снова покружил по соцсетям.

Ну а сейчас на дворе 2018-й.

В Москве у станции метро «Третьяковская» давным-давно не толпятся пьяные — как и у прочих станций, палаткобады лужковской эпохи сметены. В городке Зима работает роддом, в Братске по-прежнему есть вредные производства (даже В. Путин вчера приказал его очистить от выбросов), но о толпах безногих инвалидов верхом на лесбиянках не сообщается.

А текст о том, как Сибирь и Дальний Восток потеряны — пошёл на очередной круг.

Мы это всё к чему, уважаемые читатели. Наш современник, претендующий на владение картиной мира — может себе позволить иметь вообще любую картину. Потому что критическая масса для существования самоподдерживающихся мировоззрений уже достигнута. Материалы, поддерживающие любую космологию, уже опубликованы и циркулируют в количестве, достаточном для самостоятельного изолированного существования. Специфические люди-сторонники этих космологий уже нашли друг друга и взаимно обогащаются знаниями по своим темам.

Итого: наш современник может жить в мире, где всем правят тайные общества. Может — жить в мире, где правят хитрые народности. Может жить в мире, проклинаемом по сей день и искупающем свою вину за убийство царя-мученика. Может жить в мире солнечных крыш от Маска и гиперлуп до Марса, которые вот-вот настанут. Может жить в мире затачивающих пирамид, позитивной и негативной энергетики, сглазов и красных шнурков-оберегов по 1200 руб. Может жить в мире, где тридцатый год продолжается деградация и догнивание остатков разрушенного СССР, а за народные деньги грызутся между собой воры и предатели, а народ гибнет.

Однако это не значит, что все картины мира равноправны.

Потому что кое-какие из них сооружаются из актуального материала — то есть постоянно обновляются, а сталкиваясь с фактами, противоречащими им — изменяются.

И есть те, что создаются не по принципу соответствия материала действительности, а по принципу комфортности для человека-носителя.

И вот они, как правило — сшиваются из гумуса и веток, и из неубиваемых как зомби баянов вроде приведённого выше, которые всё возвращаются и возвращаются. Из ложных цитат, из мемасиков, из поддельных статистик и ложных сопоставлений, из всего агитмусора.

…Сейчас долг каждого сознательного человека — понимать, в какую специфическую эпоху мы вступили.

Ибо мы живём даже не в эпоху «постправды» (это довольно глупый термин западного агитпропа). Мы живём в эпоху «мультиправды», когда наряду с реалистическими картинами мироздания — сходящимися в фактах и расходящимися в трактовках — существуют сотни миров по сути галлюцинаторных, расходящихся с реальностью начиная с первой же цифры после запятой. При этом жизнеспособных и самоподдерживающихся.

И поэтому, выходя на улицу, каждый наш соотечественник должен знать:

— рядом с ним ходят современники, у которых сегодня с утра Россия погибла как никогда раньше.

«На линии» Виктор Мараховский