Пока Эмманюэль садит дубочки в Вашингтоне и гуляет по Питеру

Автор: | Май 25, 2018

«Наше послание просто: приготовьтесь» — послание спецназовца властям взорвало французские соцсети

Этого человека зовут Лоран Обертон, он профессиональный журналист, писатель и криминолог, автор надорвавшего привычную тишь да гладь в 2013 г. бестселлера «Франция – Механический апельсин», после выхода которого вся до зубов затянутая в политкорректность пресса называла его «любимым журналистом «Национального фронта».

За то только, что он открытым текстом на 350 страницах наглядно показал настоящую ситуацию с «безопасностью» и криминогенностью в стране, приведя безоговорочные цифры, которые никогда не попадают на просторы широкой прессы.

Тогда, в 2013 г., на каждые сутки во Франции приходилось 13 000 ограблений, 2000 эпизодов разного рода физической агрессии и 200 изнасилований.

И это только занесенных в официальные анналы. И это только тогда…

Как и все остальное в нашем непрестанно прогрессирующем мире, сегодня эти цифры возрастают уже в «гомерической» прогрессии.

Успех его книги взорвал все мыслимые рекорды и вызвал крайнее раздражение всей рукопожатной рати.

Его, как и известного журналиста Эрика Земмура, тщетно пытались обвинить в расизме на основании приведенных и неоспоримых статистических данных: две трети правонарушителей во Франции – выходцы из иммиграционных слоев.

Клеймили его также и за озвученную очевидность: некоторые общности в силу специфики своей культуры и религии проявляют себя не адаптируемыми к западному образу жизни и никаких усилий для необходимой адаптации не прилагают.

Эта последняя крамольная, но давно и хорошо известная реальность стоила ему пожизненной репутации «лепениста», расиста и ксенофоба, несмотря на то, что сам он себя определяет таким образом: «Ни правый, ни левый, я национальный!»

В сущности, этот человек прежде всего дипломированный специалист по истории и антропологии, профессиональный журналист, с серьезным стажем в области криминологии, оперирующий официальными цифрами, каждая из которых подтверждается самыми весомыми источниками, даже если не все из этих данных одобрены для публикации негласной, но бесстрастной цензурой.

И вот этот человек всего несколько часов назад опубликовал у себя в блоге присланное ему обращение анонимного жандарма, силовика из французского спецназа (GIGN).

Эти подразделения чуть не ежедневно принимают непосредственное участие во всех стычках-перестрелках, взятиях заложников и прочих интересных событиях, не все из которых в достаточной мере освещаются официальными СМИ.

C досадной регулярностью рискуя собственной жизнью практически свой каждый рабочий день, эти люди держат лица под обязательными в их положении масками, а руки – можно сказать, на самом пульсе уже идущих и еще только зарождающихся явлений.

Вот что пишет журналисту один из таких людей:

Пока СМИ наводняют нас королевской свадьбой в Англии и Каннским фестивалем, значительное количество событий под грифом «происшествия», акты насилия, еще не слыханные на национальной территории, занимают исходные позиции.

В Марселе орудуют активные и прекрасно подготовленные вооруженные группы людей, повсюду в стране учащаются атаки на полицейских и на полицейских в штатском со стороны так называемой молодежи (Гренобль, Куркуронн); групповые нападения на полицию – 200 человек в Лионе (Ла Дюшер); в городе По человека забили насмерть «подростки»; во французских мечетях открыто призывают к джихаду, и чуть не ежедневно происходят самоубийства среди полицейских и жандармов, чувствующих себя брошенными на произвол криминала, униженными внутренней иерархией и намечающимися изменениями в пpавоохранительной структуре (тогда как обучение и практика новых кадров на сегодняшний день уже являются серьезной проблемой).

И еще много других, как их любят называть политики, «слабых признаков», проходящих незамеченными властями, тоже сигнализируют о неминуемой опасности.

Я говорю от имени всех своих товарищей, силовиков GIGN: мы все принимаем самое активное участие в происходящем, держим постоянную связь с разведывательными службами и заявляем, что все фиксируемые на настоящий момент данные свидетельствуют о том, что сценарий готовящегося вооруженного восстания осуществляется на глазах и при ужасающем молчании политиков.

Наше послание просто: приготовьтесь

 

К сообщению прилагается » rel=»nofollow» target=»_blank»>видеоролик со сьемкой очередной марсельской перестрелки, имевшей место вчера и уже устаревшей, поскольку за истекшие восемь часов совсем рядом подоспели новые.

 

Видео: Fusillade à Marseille Busserine (43 сек.)

 

Такого рода происшествия давно стали повседневностью уже настолько, что их стало неинтересно даже проглядывать в сводках новостей.

Люди в черном, с закрытыми лицами в этом видео – не полиция, a те самые вооруженные, хорошо подготовленные группировки, о которых говорит силовик.

Любой невооруженный глаз легко отметит, с какой впечатляющей легкостью и спокойной уверенностью они ведут себя на улицах города, а любой самый неподготовленный оптимист ни на секунду не усомнится, как именно отреагируют эти люди, если им помешать.

Из всей официальной прессы пока на это послание отреагировала только одна небольшая, но очень читаемая «реакционная» газета, зато пост из блога журналиста разлетелся по сетям впечатляюще растущими тиражами.

Собственно, ничего нового или неожиданного в сообщении силовика, конечно же, нет.

И никого достаточно наивного, чтобы крайне удивиться, в окрестностях тоже не найдется.

Самой любопытной деталью в послании следует считать только отсылку к неким свежим данным, полученным от спецслужб силами быстрого реагирования.

Потому что в сложившейся на настоящий момент ситуации – с регулярно бастующим общественным транспортом, манифестациями госслужащих и беспорядками в университетах, вишенкой, способной опрокинуть торт и начать наконец настоящее давно ожидаемое «действо», вполне себе может послужить удачная операция «внезапно разгневанных повстанцев».

 

A если уж выкладывать всю неприглядную правду до конца, сколько шарманку ни крути, а запеть придется, потому что настоящее представление – всего лишь дело времени.

 

И хранящие уже истерическое молчание французские политики это хорошо понимают.