Е.ШУЛЬМАН: ЛОВЛЮ НА СЛОВЕ!

Автор: | Май 25, 2018

Популярный сетевой политолог, один из немногих либералов, с которыми можно предметно поговорить, и есть о чём поспорить (потому что имеются сформулированные утверждения, а не традиционное для либералов мычание) Екатерина Шульман являет яркую иллюстрацию одного правила интеллектуальной деятельности. Именно у Шульман, несмотря на всё её шульманство, передёргивание краплёных карт – можно ознакомиться с парадоксом, когда политические взгляды людей расходятся, а научный анализ – напротив, приводит их в одну точку. Шульман, как пропагандист отрицает то, что она же утверждает, как учёный. Понятно, что разговорам про масонерию от патентованных патриотов поверят меньше, потому что патентованные на этой теме давно и откровенно повёрнуты.

А если о том же скажет златоуст либералов Шульман? Ну, конечно, она говорит лишь про «железный закон олигархии»[1], хотя и для его помина в наши дни нужна изрядная смелость. А почему мы говорим – «масонеризация»? Новый термин ввести хотим для вящей путаницы? Нет.

С нашей точки зрения выражение «железный закон олигархии» — бесцветно и лишено сущности. Олигархия – власть немногих. В термине не указано – каких именно «немногих». Просто немногих – и всё. Термин политкорректен, но бессмысленнен.

Любая власть – это власть немногих. Если царь попытается в одиночку влезть во все вопросы – то он просто помрёт от перенапряжения. Но и в любой республике реальные решения тоже принимают немногие. Поэтому говорить, что власть в руках немногих – значит, ничего не говорить.

«Железный закон олигархии» намекает на другое (методом подмигивания) – о чём мы говорим прямо и открыто: власть немногих злоумышленников. Это и есть главное. Потому что чисто-формально даже «рай на земле», Оптину Пустынь можно подвести под понятие «олигархии»: монахов много, а правят немногие святые старцы…

Масонеризация – это захват власти заговором людей корыстных, обладающих паразитарным мышлением, склонностью к социальной хищности и равнодушием (если не хуже) к общечеловеческим задачам. Именно их настроение, а не то, много их или немного (немного – это сколько?) определяет суть «ЖЗО». То, что группа, захватившая власть – ведёт войну с «большим» (окружающим её) обществом, с корыстными целями группового эгоизма ввергает окружающие среды в бесправие и истощение.

Это ключевое содержание мы размазываем, когда говорим просто о «железном законе олигархии». Нельзя уходить от главного вопроса: какие идеи вдохновляют высший круг управленцев (которые вынужденно-солидарны, иначе их свергнут)? Какие цели ставит перед собой железный круг олигархии?

Шульман, как пропагандист, начинает нести всякую ахинею про «гибридные режимы», один из которых якобы в России, о том, что большая часть демократий – «не настоящие» (как раньше у М.Булгакова – «говорят, царь ненастоящий!», а теперь вот про демократию то же самое). А есть, якобы, такие «настоящие» демократии – в которых всё «по чесноку». Конечно, в версии Шульман, это США и их сателлиты. Они, якобы, между собой даже не воюют… Что и понятно: как только США надумает воевать – они противника из числа «демократий» автоматически исключают… А с верным сателлитом и рабом – зачем воевать?!

Но Шульман как учёный-политолог ловит за руку Шульман, как пропагандиста. Дело в том, что интеллект имеет тоталитарную природу: если думаешь логично, придёшь к выводу вместе со всеми, кто думает логично, нравится тебе этот вывод или нет. Логика не даст выпрыгнуть из пространства реальности в пространство беспочвенных фантазий.

Чтобы понять, насколько консенсус сложился в политологии относительно западной масонерии, процитируем саму Шульман:

«Макс Вебер выделял три основания, по которым власть признается легитимной со стороны управляемых масс: традиционное монархическое основание, харизматическое революционное и процедурное.

Монархический тип легитимации основан на традиции и признании священной воли Божьей. Харизматическая легитимация характерна для революционных лидеров: я правлю, потому что я великий вождь и учитель, меня волна революции вынесла!

Нетрудно заметить, что харизматический тип является плодом распада религиозного сознания. То есть в Бога мы уже не верим, но еще готовы верить в сверхчеловека. В Гитлера, в Ленина, в Муссолини: «Сей муж судьбы, сей странник бранный, пред кем унизились цари».

Это действительно переходная модель на пути распада религиозного сознания как массового явления. В этом смысле появление гибридных режимов является плодом следующего перехода…
Процедурный тип называется правовым — это красивый термин. Или бюрократическим — это менее красивый термин. «Я правлю, потому что я прошел определенную процедуру».
Грубо говоря, собрал документы, произвел описанные в законе манипуляции — вот поэтому я руководитель на тот срок, который в законе прописан. Поскольку в Бога и героев мы больше не верим, то начинаем верить в закон и процедуры.

И сейчас большинство населения Земли живет не при демократиях и не при тоталитарных моделях, которые почти сошли с исторической сцены, а при гибридном правлении.
Просто если раньше фашизоидный лидер изображал монарха, насколько хватало доверчивости у народа, то сейчас гибриды изображают демократии. Потому что это необходимо, чтобы быть легитимным в современном мире».

Вот как-то так… Остаётся только аплодировать. Не называя масонерию, Шульман обрисовала её жирным карандашом в пространстве сформированных ею групп. Любой человек, имеющий даже зачатки логического мышления, прочитает между строк, что существует в политической жизни объект, без которого описанная картина становится совершенно бессмысленной.

Как в песне:

Чарли, Чарли, великий маг…
Не промолвив даже слова – ты всё сказал!

В одной из видеолекция Е.Шульман дополняет эти свои тезисы совсем уж откровенным признанием: мол, бюрократ – тот, кто правит, выправив документы, получил бумагу на право править.

А суть-то вот в чём. Если есть тот, кто получил бумагу, то есть и тот, кто её выдал, правда? Если есть те, кто соблюдает ритуал, то есть и те, кто управляет ритуалом.

Может ли быть иначе? Конечно же, нет! Бюрократы не могут выписывать бумаги друг другу по замкнутому кругу. Это доказуется с лёгкостью необычайной. Допустим, мы с Шульман друг другу бумаги выпишем – и что? Станем правительством? Что мешает любому кружку людей выписать друг другу бумаги, и через это стать начальством?

Понятно, кто раньше выдавал бумаги: наследный монарх или харизматический вождь. Он подписывал – другие выполняли. Но кто заменил его в мире, нарисованном Шульман? Кто источник власти – назначающий бюрократов?

«Я правлю, потому что я прошел определенную процедуру» — выводит формулу Шульман. Но кто проверял прохождение? Это ведь каждый может про себя сказать, что я процедуру прошёл, а раз вы не видели – то вы слепые.

Ещё в одной лекции Шульман говорит: «При демократии высшая власть ни у кого». То есть попросту нет верховной власти, а множество властей равноправны. Как это может уберечь от гражданской войны и уличной бойни? Объясните, Екатерина! Одна власть отдала один приказ, другая другой, противоположный… Чей выполнять законопослушному гражданину?

В той версии, которую предоставляет Шульман-пропагандист (а она умна, спору нет) – наступает просто коллапс мысли. Верховная власть – Никто. А злоупотребления пресекает тоже Никто? То есть никто не пресекает? Любое мурло вылезает, действует в меру своей наглости (как покойный А.Б.Собчак, яркий пример захватного права) – и никакой управы на него нет?

Естественно, бумажная бюрократия и бумажный закон находятся ПОД высшей властью масонерии, которая неформальна, негласна и закон ей не писан (сама себе пишет законы, когда захочет, и какие захочет). Эта головоломка под названием «западная демократия» иначе не складывается.

Дальше – хуже. Если мы неопровержимо установили, что существует над законами масонерия, то почему она не хочет открыть лица? Публично заявить о своей верховной, руководящей и направляющей роли? (КПСС не хотела этого до 1977 года, до брежневской конституции, нигде в законах не фигурируя, как верховная власть). Если царя и вождя все знают – то эти правители зачем лица прячут?

Очевидно, что их программа настолько ужасна, а их позиция настолько деструктивна, что они не могут публично их огласить. Ведь КПСС ничто не мешало сказать – какие у неё цели, для чего она держит власть, и куда надеется привести общество с ничего не значащими выборами советов…

А тут мы имеем дело с властью жёсткой, тоталитарной, сосредоточившей в своих руках все ресурсы и возможности планеты[2] — но при этом принципиально не желающей «открыть личико» и предпочитающей рассказывать сказки, что «верховная власть ни у кого»…

Но так ведь не бывает, это противно самой природе человеческой! Получается, что бедные добровольно, на свободных и честных выборах выбрали свою бедность, безработные – свою безработицу, бесправные – своё бесправие и т.п.

+++

Конечно, из самих логических построений Шульман вытекает очевидность правящей масонерии.

То, что Екатерина-пропагандист предпочитает о ней помалкивать, другое дело. Умному человеку не обязательно видеть небесное тело, ему порой хватает возмущения орбит других тел, чтобы сказать: «там крупное небесное тело». Потому что орбиты просто так не искривляются – что-то должно давить на них, найденное или не найденное, но очевидно присутствующее!

Ну, а как только мы высчитаем Нептун на кончике пера[3] — то все пропагандистские бредни Шульман можно уже списывать в утиль. И тогда из её трудов проступает нечто совершенно иное, противоположное её настроениям. А заподозрить её в «квасном патриотизме» трудно, как знают все, кто её слушал или читал.

+++

А это и есть главное. Мы не можем двигаться в будущее, опираясь на знания, выстроенные эмоциональными истериками. Нам нужно подлинное знание, выстроенное на точном расчёте и абсолютной достоверности. Не мнение, а именно факт, подобный математическому.

Поэтому для нас так важны расчёты, осуществляемые противной стороной, основа консенсуса политологических знаний учёного о мире. Если все исследователи, независимо от их симпатий и пристрастий, сходятся на чём-то одном, то значит, как говорили киногерои – «истина где-то рядом!».

Неизбежной вырождение демократической клоунады западного, либерального, рыночного образца во власть монстров, прячущихся в тёмных глубинах – вот, пожалуй, общий вывод из современной политической науки всех направлений.

С какой стороны не возьмись собирать эту систему – в итоге всё равно получается Р.Абрамович – «вечно молчащий», то ли потому, что ему нечего сказать, то ли потому что мысли его так чудовищны, что не могут быть озвучены публично…

И реальная власть – в его руках, а не в руках болтливых Шульман, сколько бы они не стрекотали на высоковольтных проводах, питающих масонерию.

А это значит, что любой тип власти лучше, чем этот – провозглашающий верховную власть «Ничто», и делающих людей заложниками, марионетками анонимных чудовищ, безликих и злонамеренных, на которых просто некуда жаловаться, что бы они не натворили…

 

<hr/>

[1] Железный закон олигархии — принцип теории элит, впервые сформулированный Робертом Михельсом в 1911 году. Он состоит в том, что любая форма социальной организации, вне зависимости от её первоначальной демократичности либо автократичности, неизбежно вырождается во власть немногих избранных — олигархию.

[2] Некоммерческая организация Оксфам посчитала все богатства мира и пришла к особому выводу, что по итогам 2015 года значительно изменилась картина распределения денежных средств на нашей планете. Оказывается, 62 самых богатых человека мира владеют половиной всех богатств, которые вообще принадлежат человеку. Все деньги мира на данный момент принадлежат 62 людям.

За последние 5 лет разрыв между богатыми и бедными людьми на на Земле значительно увеличился. Сравните: в 2010 году половиной мировых богатств владели 388 человек. Получается, что этот показатель сократился почти в 6,2 раз и теперь половина денег мира принадлежит всего лишь 62 людям! Данные для исследования основываются на информации из ежегодного списка миллиардеров по версии журнала Форбс, отчёта Global Wealth Report от банка Credit Suisse. Несколько лет назад аналитики Оксфам предсказали, что в 2016 году большинство мировых богатств будет сосредоточено в руках 1% населения планеты. Этот прогноз сбылся на год раньше – в 2015 году 1% миллиардеров имеют столько денег, сколько в сумме имеют 99 процентов населения всех стран.

[3] Планета Нептун была открыта в берлинской обсерватории 24 сентября 1846 года И. Галле и его помощником д’Арре на основании расчётов Это назвали в истории науки открытием «на кончике пера».

Виктор ЕВЛОГИН, обозреватель «ЭиМ»