Какое небо? – Голубое…

Эпиграф

Какое небо голубое,

мы не сторонники разбоя:

На хвастуна не нужен нож,

-ему с три короба наврешь

И делай с ним, что хошь!

Исследовательский аппарат Perseverance успешно доставлен на Марс и практически сразу же передал несколько снимков с поверхности планеты. Имеет смысл обратить внимание на особенности первой цветной фотографии.

Посадка космических кораблей человечества на другие планеты до сих пор остаётся для землян событием большим и волнующим. Хотя, казалось бы, начинали-то мы этим делом заниматься свыше полустолетия тому назад, ещё в 1960-е годы.

И если сопоставить, скажем, 60 лет развития космонавтики и 60 лет развития авиации – как самые близкие примеры передовых транспортных технологий XX века, то поразительные отличия просто сами бросаются в глаза…

Очень резвый и успешный старт авиации в начале столетия к 1960-м годам сделал трансконтинентальные перелёты для пассажирского транспорта не только делом обычным, но и развёрнутым с индустриальным размахом. А вот столь же резвый восход космонавтики на рубеже 1950-60-х годов – сопровождавшийся не только успешными запусками аппаратов на Марс и Венеру, но и к концу 1960-х увенчавшийся высадкой людей на Луну – в 1970-е годы вдруг как-то очень резко и заметно стал тормозить. Развиваясь с тех пор черепашьими, по сути дела, темпами.

Так что если бы – для сравнения – примерно то же самое происходило бы с историей развития нашей авиации, то и к 1960-м годам очередной трансконтинентальный перелёт лётчиков-героев через океан встречался бы громом оваций среди инженеров-конструкторов и ликованием восторженной публики…

Специалистам, ясное дело, известна куча всяческих объективных причин, из-за которых эта беда с космонавтикой произошла. Но здесь речь пойдёт не о проблеме в общем и целом, а о тех вполне конкретных обстоятельствах, что очень заметно затормозили нормальное развитие процесса на уровне причин сугубо субъективных. И продиктованных соображениями не экономическими или научно-техническими, а исключительно политическими.

Самой же удобной формой для такого рассказа является погружение в известный психологический эффект под названием дежавю. Когда примечательные события, происходящие с нами ныне, несут на себе отчётливые признаки того, что нечто очень похожее определённо уже было и раньше. А потому – обладая хотя бы минимумом памяти о былом – можно предсказывать, что будет сейчас дальше…

Практически все, наверное, обратили внимание на то, что первый же цветной снимок, переданный на Землю с поверхности Марса новейшим ровером-планетоходом Perseverance, показывает нам вполне земное голубое небо и столь же обычный серый грунт.

В точности такая же история происходила почти полвека назад, в 1976 году, когда опустившийся на поверхность Марса аппарат NASA Viking впервые в истории человечества передал на Землю цветные снимки марсианской природы – приветливое голубое небо, бурый грунт и серые камни, покрытые местами зелёными пятнами…

Вот только картину эту, очень напоминавшую пустыннные пейзажи Аризоны, увидел один лишь персонал NASA и JPL, да и то в первые минуты прямой марсианской трансляции. Потому что практически сразу же свыше последовал строгий приказ – окрасить все изображения в неземные и неприветливые красные тона (полностью скрывшие попутно не только голубое небо, но и зелёные пятна на камнях). Именно так с той поры пейзажи Марса у нас и принято раскрашивать…

Со множеством подробностей эта большая и странная история, восстановленная по свидетельствам её непосредственных участников, предоставлена в материале «Марсианские хроники»  . Здесь же достаточно лишь отметить два принципиально важных факта.

Во-первых, ныне достоверно установлено, что приказ о перекрашивании в красный цвет всех изображений Марса исходил с самого верха NASA, от тогдашнего директора Джеймса Флетчера. Внятных научных обоснований для такого сугубо административного вмешательства в космические дела дирекция дать не могла, естественно, однако традиция искусственно раскрашивать марсианские пейзажи сохраняется вплоть до сегодняшнего дня. А особо услужливые учёные умы тем временем изобрели целую массу «научных» разъяснений, почему это правильно.

Во-вторых, вполне очевидно, что новые поколения учёных, работающих на NASA, в массе своей не согласны с давно утвердившейся традицией искусственно искажать реальные научные данные. По этой причине время от времени среди полу-официальных публикаций можно увидеть и нормальные пейзажи Марса: с голубым небом, с естественными цветами грунта, камней и скал.

Как это было, к примеру, на одной из пресс-конференции учёных JPL/NASA, демонстративно рассказывавших об успехах очередной экспедиции, сидя под огромным снимком Марса в его натуральных цветах.

Подавляющее большинство изображений с ландшафтами Марса, однако, на официальных веб-сайтах NASA по-прежнему выдержано в давно установленных традициях. Достаточно взглянуть лишь на красно-бурый окрас главной страницы mars.nasa.gov, ныне посвящённой миссии Perseverance:

Хотя данная картинка «мягкой посадки» ровера не является фотографией и заведомо сгенерирована с помощью компьютера, это даёт основания полагать, что в той же самой цветовой палитре могут последовать и «реальные фотоснимки» марсианских ландшафтов.

А тогда это будет эффект полного дежавю с историей «первого цветного снимка» 1976 года – и всех последовавших в этой связи событий (отрицание результатов анализов, уже тогда указавших на присутствие следов органической жизни, ложь и фальсификации для отрицания искусственного происхождения «лица на Марсе», игнорирование «пирамиды D&M» и так далее). То есть опять никаких прорывных новостей, как и все предыдущие годы…

Если же, напротив, и следующие снимки от новейшего ровера «Настойчивость» покажут нам реальные картины Марса – с голубым небом и прочими естественными цветами марсианской природы – то тогда это будет сигнал действительно сильный. Сигнал о том, что наконец-то «лёд тронулся, господа присяжные»… Ибо хочешь-не-хочешь, а правду тут всё равно ведь придётся признать – раньше или позже.

Лучше бы, конечно, всё-таки пораньше.

Добавить комментарий