За год Германии удалось получить от ФРБ Нью-Йорка жалкие 5 т золота

Автор: | Май 26, 2018

24.12.2013 мы опубликовали обновление о процессе репатриации золота: год спустя после потрясающего заявления Бундесбанка, вызванного открытиями Zero Hedge, о репатриации 674 т металла из Федерального резервного банка Нью-Йорка и ЦБ Франции, ему удалось вернуть лишь жалкие 37 т. Это только 5% от объявленной ранее цели и куда меньше 84 т, которые необходимо возвращать Бундесбанку каждый год, чтобы собрать 674 т в заявленный восьмилетний период с 2013 по 2020 гг. Все это очень разозлило немцев и вызвало массу предположений о причинах задержки транспортировки. Очень может быть, что золота в собственности оффшорных попечителей просто нет, так как его отдали в лизинг, или, —  что еще хуже, продали без каких-либо формальных или неформальных объявлений. Однако сегодняшние новости от Die Welt точно не помогут заткнуть рот любителям заговоров. Из них мы узнаем, что ФРБ Нью-Йорка отдал Германии лишь жалкие 5 т металла. Остальное поступило из Парижа.

Как пишет Welt: «Американцы не могут поставить металл из подвалов ФРБ Нью-Йорка, потому что 1,500 т золота уже давно проданы?» Вот как звучит официальное объяснение: «Бундесбанк объяснил (небольшое количество американского золота) тем, что легче транспортировать золото из Парижа, и поэтому ее начали быстрее». К тому же Бундесбанк получил «поддержку» Банка международных расчетов (БМР), «который уже имеет опыт перевода золота для других ЦБ и обладает соответствующим опытом – только спустя несколько месяцев подготовки и решения проблем безопасности можно начать перевозку самолетами и грузовиками». Это тот самый БМР, отдавший в 2011 году взаймы рекордные 632 т золота…

Возвращаясь к главному объяснению, мы задаемся вопросами: почему «проще» перевозить золото из Парижа, чем из Нью-Йорка? Или золото ФРБ Нью-Йорка едет в машине по дну Атлантического океана, а французский металл вывозят из страны на мотороллере?

Предположительно была еще одна причина: «Парижские слитки имеют продолговатую форму со скошенными краями в соответствии с лондонским стандартом «хорошей поставки» (London Good Delivery). А вот слитки в Нью-Йорке сделаны по более раннему стандарту. Их придется переплавить, а производственные мощности аффинажеров ограничены».

То есть золото нью-йоркского ФРБ не соответствует «хорошей поставке» и есть проблемы с переплавкой? Не может быть…

Далее Welt «опровергает» различные «конспирологические вебсайты», заявляя, что золото переплавляют не для того, чтобы скрыть его дефицит и уничтожить маркировочные номера, и все это то же золото, что и раньше. И наконец, чтобы успокоить скептиков Бундесбанк говорит, что «нет причин для жалоб – вес и чистота золотых слитков полностью соответствуют документам». В заключении журнал сообщает, что в 2014 году можно ожидать «более крупного объема поставок» из Нью-Йорка: от 30 до 50 т.

Здесь мы не можем не указать на то, что причина, по которой у немецкого народа и Бундесбанка есть все основания для скептицизма, заключается в том, что как Zero Hedge эксклюзивно сообщил в ноябре 2012 года и еще до появления шокирующего заявления о репатриации, именно ФРС и Банк Англии в 1968 году намеренно отправили Германии золото «плохой поставки». Поэтому мы сомневаемся в том, что темпы транспортировки золота вряд ли ускорятся, пока немцы не начнут громко требовать немедленного возвращения всего их металла, хранящегося в ФРБ Нью-Йорка. Ведь он же там, правда? Бундесбанк, конечно же, переведет золото в стандарт «хорошей поставки», или любой другой по желанию.

Если, конечно, золото на месте…

09.11.2012

Эксклюзив: Письмо Банка Англии Федеральному резерву: «Естественно, нам не следует ни о чем предупреждать Бундесбанк…»

За последние несколько лет жители Германии по ряду справедливых причин все чаще выражали явное желание, чтобы их центральный банк провел проверку, удостоверение, оценку или любой другой анализ официальных немецких золотых запасов, которые при количестве 3,395 тонн уступают только американским. Мы выделили курсивом слово официальных, потому что это утверждение существует лишь на бумаге: проблема связана с тем, что ни одному представителю широкой общественности или даже избранным лицам не предоставили доступа к этому золоту. Проблема усугубляется, если учесть, что большая часть золота Германии хранится за рубежом, в основном, в хранилищах Нью-Йоркского Феда и Банка Англии – двух исторических центров центральной банковской деятельности послевоенного мира.

Недавно тема золота Германии возникла вновь после раскрытия информации о том, что в начале процесса создания Еврозоны в 2000 году Бундесбанк тайно вывез из Лондона две трети своего золота, или 940 тонн, оставив в Банке Англии всего 500 тонн. Как мы очень ясно дали понять, самым странным в этом событии было то, что Бундесбанк сделал в строжайшей секретности то, что мог бы спокойно сделать в открытую, то есть вывезти на родину свою собственность по любому количеству причин – в конечном счете, немецкий центробанк отчитывается только перед своим народом (или так гласит миф). Вопрос в том, почему было принято решение именно о тайном вывозе.

Все это тут же породило различные гипотезы в СМИ, самой фантастической из которых, конечно же, было предположение, что у Бундесбанка с самого начала не было никакого золота, и все это время он скрывал его отсутствие. Проблема этого предположения заключалась в том, что даже если оно верное и точное на 100%, в его пользу нет никаких веских доказательств.  Вследствие этого его попросту относят к периферийному эху «серьезных СМИ», чьи обитатели уже, по большому счету, убеждены, что все золото в мире является вольфрамом, отсутствие реальных доказательств в подтверждение подобного заявления игнорируют (в точности как и график роста или падения цены золота не свидетельствует о том, что центральный банк подписал бланк регистрации сделки, дав приказ на этот маневр), а в процессе отвергают любые расследования, основанные на фактах, где производится попытка опровергнуть, применяя веские доказательства, традиционную историю руководителей центральных банков о том, что золото на месте и отражено в учете.

Веские доказательства, а еще лучше – задокументированное отражение несоответствий, выходят на первый план при сопоставлении двух самых влиятельных сил нашего времени: 1) устанавливаемый центральными банками порядок (который фактически является олигархией под руководством банкиров, главной целью которой на протяжении нескольких последних веков было накопление материальных активов – плодов труда людей, которые пашут в обмен на «деньги», созданные из ничего – процесс, который можно описать не совсем как добровольное рабство, но эта фраза вполне подойдет); и 2) «все остальные», особенно когда «все остальные» все еще верят в превосходство демократических сил, прозрачность и справедливую систему правосудия (три столпа современного общества, которые, как мы не единожды убеждались за последние 4 года, представляют собой ни что иное, как мираж). Так как без веских доказательств дело народ против банкиров не только не существует, хотя и ведется в «Шемякином суде», присвоенном банкирским режимом, оно становится смехотворным с каждым циклом все более бездоказательных обвинений против картелей центробанков.

Наконец, когда дело доходит до холодных, неопровержимых фактов, которые разоблачают центральные банки в преступлении, даже крупным центробанкам приходится хранить молчание, потому что в обратном случае явное нарушение справедливости разрушит мираж о том, что современное общество живет в демократическом, правовом режиме, который перевернется с ног на голову.

И в то время как другие участвуют в травле с использованием нелепых гипотез без какого-либо реального расследования, отчетности или проверки ошибок и доказательств для создания шумихи и предположений, которые быстро выдыхаются, а в процессе уменьшают восприимчивость широкой публики и тех, кто в целом не определился и/или сохраняет нейтралитет по поводу того, что в действительности происходит за кулисами, Zero Hedge, образно говоря, отправился в путешествие в пространстве – в Лондон, в частности, в архивы Банка Англии – и во времени, если быть точным, в май 1968 года.

Мы раздобыли внутренний документ под кодом C43/323 в архивах Банка Англии и под официальным названием «СЛУЖЕБНЫЙ ДОКУМЕНТ О РЕЗЕРВАХ ЗОЛОТА И ИНОСТРАННОЙ ВАЛЮТЫ: ФЕДЕРАЛЬНЫЙ РЕЗЕРВНЫЙ БАНК НЬЮ-ЙОРКА (FRBNY) – ПРОЧИЕ ПОЛОЖЕНИЯ» от 31 мая 1968, составленный неким г-ном Робсоном (Robeson) и адресованный некоему Рою Бриджу (Roy Bridge) из Банка Англии, а также Главному кассиру, и конечному получателю Чарльзу Кумбсу (Charles Coombs), который на тот момент управлял счетом Федеральной резервной системы по операциям на открытом рынке и отвечал за операции ФРС на рынках золота и иностранной валюты.

Данный документ более какого-либо другого мнимого и вымышленного обвинения о золотом резерве Бундесбанка должен обеспокоить немецких граждан и, конечно, сам Бундесбанк (если допускать, что он еще не в курсе его содержания), потому что эта записка гласит, без какой-либо тени сомнения, что Банк Англии и Фед практически вступили в заговор по снабжению Бундесбанка золотыми слитками намного худшего качества, по меньшей мере, один раз в период действия Бреттон-вудского полузолотого стандарта (который закончился при Никсоне (Nixon) в августе 1971 года.

Факты:

Как минимум два центральных банка как минимум однажды вступили в заговор о поставке в Бундесбанк того, что обеим организациям было известно как золото «низкого качества» — свободно конвертируемой резервной валюты в Бреттон-вудской системе, или иными словами, о мошенничестве – в объеме примерно в 172 слитка. «Плохая поставка» осуществлялась, даже когда официальные аффинажеры предупредили, что качество золота американского происхождения систематически не соответствовало принятому стандарту, о чем знали и в Банке Англии, и в ФРС. Вместо того, чтобы бороться с проблемой ухудшения качества и чистоты золота, банки просто скрывали недовольство аффинажеров.

Именно на этом стоит сконцентрироваться немецкому правительству и гражданам страны. Если защитная стратегия Бундесбанка в стиле «она слишком много протестует» будет безжалостно высмеяна, потому что то, что происходит в СМИ, является «фантомными дебатами», как недавно высказался Андреас Добре (Andreas Dobret), да будет так. В сущности, можно рекомендовать игнорировать все, что говорят в Бундесбанке по этому вопросу, потому что в своих попытках раздуть этот вопрос до очень важного центробанк Германии загнал себя в угол, и у него не останется иного выбора, кроме как предоставить информацию об истинном содержании золота в золоте, которое хотя бы находится в его владении, не говоря уже о металле, хранящемся на счету Бундесбанка на глубине 50 метров ниже уровня моря, под небезызвестным зданием на Либерти-стрит №33.

Полный текст записки от Банка Англии в ФРС, май 1968 года:

Г-ну Бриджу

ГЛАВНОМУ КАССИРУ

Золотые слитки Пробирной палаты США

1. Время от времени нам доводилось привлекать внимание американцев к низким стандартам очистки золотых слитков Пробирной палатой США. Помимо этого, в1961 году мы передали им комментарии (компании) Джонсон Мэтти (Johnson Matthey) о том, что спектрографический анализ не подтвердил заявленную пробу на одном из протестированных слитков (хотя в нормальной ситуации они бы не стали подвергать сомнению пробу) и что в число примесей в слитке входило железо, из-за чего некоторое количество материала осталась на стенках тигеля после отливки.

2. Недавно Джонсон Мэтти отправил на счет немецкого Бундесбанка 172 слитка Пробирной палаты США «низкого качества» в виде слитков хорошего качества. Эти слитки вошли в недавние поставки Федерального резервного банка для Лондона в счет уплаты за свопы с Бундесбанком. Анализ после переплавки показал, что потери в чистых унциях вчетверо превысили максимально допустимые потери веса. На просьбу прокомментировать Джонсон Мэтти устно сообщила, что:

(a) смешение «расплавленных» слитков разных проб в одном «котле» могло привести к результату, способному стать сопутствующим фактором больших потерь в весе, но они не думали, что это будет существенным;

(б) погрешность пробы в 0,0001 между различными аффинажерами встречается довольно часто;

 (в) на протяжении многих лет они постоянно сталкивались с неудовлетворительными пробами в США

3. Однако нельзя сказать, что американские пробы всему виной, потому что Джонсон Мэтти не проводил анализ отдельных слитков перед тем, как отправить их на переплавку.

4. Федеральный резервный банк уведомил Бундесбанк, что Минфин США возместит поправки на разницу в весе и плату за аффинаж.

5. Само собой разумеется, мнение аффинажера о качестве американских слитков не должно дойти до Бундесбанка или других центральных банков. Информация об особенностях выхода после переплавки будут предоставлены Бундесбанку: на данный момент они не давали никаких комментариев.

6. Мы должны привлечь внимание Федерального резерва на несоответствие этого (и любых последующих подобных) результата и просто добавим, что аффинажеры не давали никаких официальных комментариев, но отметили, что, хотя очень малые различия в пробах встречаются довольно часто, они не были довольны сотрудничеством с Американской пробирной палатой.

7. Мы храним в Лондоне 3,909 слитков Пробирной палаты США (помимо 8,360 слитков в Нью-Йорке). После повторного открытия лондонского рынка золота в 1954 году мы проверили слитки определенных аффинажеров, чтобы удостовериться в соблюдении довоенных стандартов. Возможно, было бы преждевременно принимать меры по поводу тестового анализа слитков Пробирной палаты США, но если существующее недовольство аффинажеров преобразуется в официальную претензию, нам определенно придется пойти на это. В настоящее время я бы рекомендовал не предпринимать дальнейших действий.

31 мая 1968 года

P.W.R.R.

Подведем итоги: Банк Англии обнаруживает дефекты в слитках Американской пробирной палаты, уведомляет Нью-Йоркский Фед о том, что у его слитков значительные проблемы с качеством, но – и это кульминационный момент – в этом случае мы будем сохранять молчание, потому что эти слитки отправились в Бундесбанк. Это только один задокументированный случай проверки: можно представить, что качество сотен тысяч золотых слитков в официальном обращении помимо американских и, возможно, английских официальных резервов, то есть качество уровня «хорошая поставка» постепенно ухудшалось на протяжении десятилетий после подписания Бреттон-вудского договора. Можно также представить, что произошло со всеми этими слитками «высокого качества», которые сейчас находятся на попечении ФРС Нью-Йорка. Только представить, так как провести проверку реального состава этих золотых слитков невозможно, даже если аффинажеры обнаружили дальнейшие несоблюдения стандартов «высокого качества» слитков, отправленных другим «побочным» центробанкам. И да, без дальнейших улик вышесказанное – это просто гипотеза.

Что касается остальных существенных фактов: золотого высокого качества закончилось в США в марте 1968 года, остались только золотые монетные слитки. Именно поэтому закрылся золотой пул, и Штаты перешли на двухуровневую ценовую систему. Бундесбанк пошел на покрытие некоторых невыплаченных золотых долгов Феда в рамках золотого пула. Впоследствии США провели несколько сделок с Банком Канады, чтобы получить приличное количество золота для выплат Бундесбанку, которое поставлялось туда через Англию с марта по июнь 1968 года. И вновь можно только догадываться о качестве этого золота. Затем Федеральный Резерв создал неурегулированный счет для обеспечения этих трансферов с Бундесбанком.

В свете приведенных выше фактов и доказательств можно понять, почему Бундесбанк делает все возможное, чтобы избежать внимания к качеству своих золотых резервов: в конечном счете, меньше всего немецкий центробанк хочет, чтобы кто-то добрался до публичных архивов, сопоставил факты и догадался, что для ослабления репутации немецкого золота не нужно масштабного «перезакладывания», а достаточно смерти в результате тысяч размываний в микродозах, чтобы получить тот же результат. Ведь если год за годом отщипывать по унции, в конце концов, получится приличное количество.

Мы с нетерпением ждем следующего цикла самозащиты Бундесбанка. Можно лишь надеяться, что в него не будет входить упоминание «иллюзии дебатов», «Восточно-германского террориста Саймона Грубера (Simon Gruber)» или Голдфингера, потому что это попросту нанесет дальнейший ущерб остаткам репутации Бундесбанка, которые, возможно, еще сохранились у него касательно этого или любого другого вопроса.