Британские СМИ : «При строительстве стадионов ЧМ-2018 мог применяться нелицензированный рабский детский труд»

Автор: | Май 28, 2018

В преддверии ЧМ-2018 по футболу ряд британских изданий получают всё больше информации о возможном применении на строительстве стадионов и других объектов подневольного труда несовершеннолетних.

По словам коннетабля палаты лордов, Джеймса Торндайка-мл. (James Thorndike jr.), «…мы намерены в кратчайшие сроки, с соблюдением всех норм и правил цивилизованного мира, рассмотреть  все представленные доказательства и вынести справедливый осуждающий приговор в адрес тех лиц, организаций и государств, которые позволяют себе цинично, безнаказанно и многократно  нарушать законы человеческие и небесные, лишая свободы и заставляя ужасно страдать беззащитных детей, применяя по отношению к ним непропорциональную силу и угрозы«.

Сейчас в распоряжении специально созданной комиссии находится как минимум три документа, подлинность которых устанавливается. В случае, если процесс верификации будет завершён успешно, эти документы станут основой для обвинительного заключения.

Ниже приводится текст всех документов, с соблюдением лексики и орфографии оригиналов.


Документ 1

Говорит Махмуд Малик Ширвани-заде Оглы, гражданин Таджикистана, возраст 6 лет.

Я с отцом и старшими братьями приехал из нашего процветающего аула, чтобы своими глазами увидеть, как плохо живёт наш северный сосед и как хорошо живём мы после получения независимости.

Однако на одной из промежуточных станций, прямо на вокзале, все, кто ехал в нашем вагоне, были подвергнуты несанкционированному задержанию и обыску на предмет наличия наркотиков. У отца и старших братьев было всего по половине фунта героина, который, как они пояснили, ввозился для личного пользования, согласно законов гор.

Тем не менее, гяуры задержали моих родственников, и многих других, и увезли их всех, без предъявления обвинения и без присутствия адвоката, в неизвестном направлении. Мне удалось бежать, и две недели я провёл, скрываясь на пустырях и свалках.

После этого меня арестовали, и направили на большую стройку, где, как мне пояснили, будут проходить матчи чемпионата мира.

Мне вменили в обязанности проведение визуального контроля  воздуховодов, кабельных каналов и прочих подобных объектов, путём перемещения внутри них и органолептического исследования качества стыков.

Я был выбран потому, что внутренний размер коммуникаций не превышал 8-10 дюймов, и кто-то более крупный просто не мог там пролезть.

За день я должен был проверить не менее 1 000 футов. Если я не выполнял норму, меня подвергали пыткам голодом, не выдавая положенные по норма снабжения вечерние сладости  —  два шоколадных батончика «Сникерс» или «Марс».

Однажды мне пришлось протаскивать кабель, который забыли проложить при строительстве, и я чуть не застрял в одном из поворотов под углом 90 градусов. Тогда в канал, с целью понижения коэффициента трения, плеснули несколько бочек отработанного машинного масла из танкового двигателя, и я сумел выбраться.

Я знаю ещё много детей, которые вынуждены заниматься подобным.

Конец документа 1

Документ 2

Говорит Малгожата Пшебышевска (настоящее имя Зинаида Кутько), дочь репрессированного во время событий на Болотной в мае 2012 году правозащитника, возраст 17 лет 

В начале прошлого года в нашу элитную гимназию, где я третий год училась в седьмом классе, пришли сотрудники спецслужб, и прямо с урока увезли меня в застенки.

Там два полковника предъявили мне ультиматум — или я работаю в трудовом отряде, или мой арестованный отец никогда не вернётся из Сибири.

Я вынуждена была согласиться, потому что была напугана и одинока.

Меня привезли на какую-то стройку, кажется в Мордовии, и силой заставили работать на кухне, и ещё официанткой. В мои обязанности входило изготовление сэндвичей для завтрака и ужина контингента, работающего на объектах, а также их раздача. Кроме того, я должна была поддерживать чистоту и порядок в кальянном зале на 200 посадочных мест.

Мой рабочий день длился с 6 утра до 21 вечера, без перерывов и выходных. За это время я должна была изготовить не менее 500 сэндвичей, с курицей, ветчиной, сыром, каперсами, анчоусами, разного рода паштетами и корнишонами.

Вместе со мной работало ещё четверо, но они занимались салатами, первыми блюдами, горячим и компотом. Каждый наш шаг контролировался видеокамерами и охранниками, и в случае малейших нарушений нас переводили в качестве наказания на неделю или больше на обслуживание бригад, состоящих из лиц азиатской национальности.

Работать там было намного тяжелее, потому что приходилось носить чадру, хиджаб и паранджу, и стирать их каждый день.

Я часто видела, что кроме взрослых во всех бригадах были и дети, совсем маленькие, ростом не более 4-х футов. Говорят, что были дети в 3 фута ростом, но сама  я их не видела.

Конец документа 2

Документ 3

Говорит Мыкола Губанько, гражданин Украины,  возраст 16 лет

Сразу после того, как стало можно посетить Европу по безвизу™, я и двое моих побратимов отправились на weekend  в Неаполь, чтобы посетить Лувр и Британский музей.

Однако таксист привёз нас на секретную базу КейДжиБи, где и продал всех отказавшемуся назвать своё имя и звание агенту, за 1000 швейцарских франков за каждого.

Нас немедленно разделили, и я 9 дней провёл в одиночной камере, без воды, еды. света, воздуха и коммуникаций.

После этого меня вызывали к главному, который, спросив, умею ли я пользоваться EXCEL’ем, предложил подписать контракт сроком на 3 года, обещая плату в 7 евро в час.

Будучи в состоянии аффекта, я подписал контракт, не читая его, и меня в тот же день вывезли на подводной лодке в, как я потом узнал, Саранск.

Там я был направлен, как специалист в области вычислительной техники, учётчиком в бригаду, занимающуюся заливкой фундаментов под какие-то сооружения, очень больших размеров.

Каждый день я должен был определять объём выполненных работ, перемножая длину на высоту, а потом и ширину очередного забетонированного участка.

Мои данные сверялись с данными других, и в случае расхождений я должен был перемерять своё участок рулеткой. Если расхождения устранить не удавалось, бетонный массив демонтировался с помощью отбойных молотков, и работа выполнялась заново. Я в таком случае, как не обеспечивший надлежащий уровень контроля, наказывался путём принудительного чтения вслух не менее чем 20 страниц из 9-го тома полного собрания сочинений Шевченко на уйгурском языке.

Кроме того, оплата такого дня не производилась.

Я очень скучал по свои родителям, побратимам и дому, и несколько раз убегал, но меня ловили на румынской границе, и возвращали назад.

Из-за побегов срок моего контракта вырос в 5 раз, и я не знаю, когда увижу свободу.

Конец документа 3


Джеймс Торндайк-мл. обращает внимание на то, что приведённые документы скорее всего не являются единственными, и обещает в кратчайшие сроки воссоздать полную картину происходящего для тех, кто понимает.