Сакральная жертва

Автор: | Май 30, 2018
Фото: профиль Аркадия Бабченко на Facebook

Фото: профиль Аркадия Бабченко на Facebook

Почему именно в Киеве был убит опальный журналист Аркадий Бабченко?

В Киеве в результате покушения погиб сбежавший на Украину оппозиционный российский журналист Аркадий Бабченко. Бывший военный репортер, он прославился своими русофобскими постами в соцсетях, а затем уехал в Киев, подальше от ненавистного «путинского режима». Кому на самом деле была нужна его смерть?

О нападении на Бабченко сообщил еще один российский журналист, обосновавшийся в Киеве, Айдер Муждабаев. По его данным, в Бабченко стреляли у него дома – тот проживал на Никольско-Слободской улице. Причем стреляли в спину. Медиков к раненому журналисту вызвала его жена. Позже появилась информация, что до больницы Бабченко довезти не успели: он скончался в карете скорой помощи.

Сведения о гибели российского гражданина подтвердили в МВД Украины, правда, имени погибшего в ведомстве не назвали, сообщив, что это гражданин РФ 1977 года рождения, ведущий одного из телеканалов (Бабченко вел программу на украинском канале ATR). Информацию о смерти Бабченко подтвердил депутат Верховной Рады Антон Геращенко, помощник главы МИД Украины Арсена Авакова.

«Сегодня в Киеве на пороге квартиры, где он жил, был застрелен известный российский журналист Аркадий Бабченко, последовательный противник путинского режима и Друг Украины», — написал Геращенко в своем Facebook. «В доме закончился хлеб. Аркадий пошёл в магазин. Убийца его поджидал на лестничной клетке в подъезде. Когда Аркадий открыл дверь квартиры, убийца подло, в спину, сделал несколько выстрелов в спину Аркадию Бабченко. Сердце Аркадия остановилось в карете «скорой помощи» по дороге в больницу».

Как добавил Геращенко, на место убийства «Друга Украины» выехала следственно-оперативная группа полиции. «Лучшие следователи будут заниматься расследованием этого жёсткого убийства», — пообещал депутат.

Разумеется, со стороны украинских коллег Бабченко и представителей властей молниеносно посыпались обвинения в адрес России. «Путинский режим метит в тех, кого нельзя сломать или запугать», — заявил Геращенко. Муждабаев считает, что его коллега убит «по прямому заказу властей террористического государства РФ». Так же считает и наша, отечественная «пятая колонна», свято верующая в то, что стрелял чуть ли не лично президент России, а патроны подносил Шойгу. Но, если порассуждать с холодной головой, кому на самом деле выгодны смерти россиян, сбежавших в «свободный и безопасный Киев» от ужасов «путинского режима», можно прийти совершенно к иным выводам. Достаточно вспомнить, кого и как убивали за последние годы на Украине.

В 2016 году в Киеве был взорван автомобиль известного белорусского и российского журналиста Павла Шеремета, который когда-то работал на российском телевидении, а в последние несколько лет жил в Киеве. Шеремет осуждал воссоединение Крыма с Россией и поддержку непризнанных республик Донбасса. В его гибели искали российский след, но, как выяснили коллеги погибшего журналиста, к смерти Шеремета могли быть причастны выходцы из СБУ. Официальное расследование еще не закончено…

Еще одно громкое убийство, в совершении которого обвиняли Россию – это гибель в марте 2017 года бывшего депутата Госдумы РФ Дениса Вороненкова. Депутат в России жил хорошо, даже очень: поговаривали, что явно не на одну зарплату. В общем, был обычным депутатом, критиковал Запад, поддерживал Россию. Но вдруг сбежал на Украину – по его собственным словам, потому что она «близка ему по духу», и даже получил украинское гражданство. Собственно, как полагают многие эксперты, именно хорошая жизнь Вороненкова (точнее, способы заработка на эту самую хорошую жизнь, включая мутные бизнес-схемы и коррупционные скандалы, тянущиеся за бывшим депутатом) и стала причиной его убийства, а вовсе не резкая смена точки зрения на действия России в Крыму или Донбассе. Кому именно задолжал Вороненков – доподлинно неизвестно.

Двое бывших россиян, выходцев из Чечни, также нашли в «свободной и безопасной» Украине свою погибель. Это Амина Окуева, которая уехала в 2013 году на Майдан, а после воевала на стороне сил АТО, и Тимур Махаури. Он родился в Чечне, но имел грузинское гражданство – туда он перебрался во время второй чеченской кампании, ибо прекращать воевать против России Махаури не желал. В Донбассе он продолжил свою миссию против РФ на стороне украинцев. Его называли личным врагом главы Чечни Рамзана Кадырова, но убит он был, скорее всего, из-за внутренних разборок: у Махаури имелись проблемы с законом из-за связи с криминальным миром Украины.

Эти убийства – далеко не единственные за послемайданные годы, совершенные на территории Украины. В наши ленты новостей попали в основном те, которые так или иначе имели отношение к России – когда был убит российский гражданин либо украинец, не скрывавший своего отношения ни к РФ, ни к нынешним украинским властям. Как, например, известный журналист Олесь Бузина, резко осуждавший Майдан и выступавший за триединство русского народа. Он был убит в 2015 году сторонниками ультраправых украинских группировок – убит за любовь к России и за неправильную, на их взгляд, любовь к Украине.

Еще несколько громких для Украины убийств касались участников войны в Донбассе: все они принимали участие в АТО, многие были действующими сотрудниками СБУ. Как бы там ни было, достижение тех или иных задач через убийство можно уверенно назвать главным инструментом в новой украинской реальности, будь то решение сугубо внутренних задач по распределению финансовых потоков либо же принесение погибшего в жертву во имя борьбы с «ненавистной Россией».

Бабченко стал этой сакральной жертвой. Как бы мы в России ни относились к его отвратительным высказываниям по поводу гибели самолета Министерства Обороны с ансамблем имени Александрова на борту и правозащитницей Елизаветой Глинкой, радоваться его смерти – значит, уподобляться неонацистским «небратьям» из соседнего государства, да и самому Бабченко, который мечтал вернуться в Москву на украинском танке. К тому же, убийство свершилось за две недели до начала Чемпионата мира по футболу, который пройдет в России – ради того, чтобы в очередной раз сделать пакость нашей стране, русофобским силам в Киеве можно и «друзьями Украины» пожертвовать. То, как активизировались в последние месяцы все русофобы мира, вселяло страх и заставляло ожидать чего-то очень громкого и неприятного накануне чемпионата, но, как оказалось, убивать куда сподручнее в Киеве, а не в Москве. Жаль, что шанс стать жертвенным барашком выпал именно Бабченко – в относительно недавнем прошлом он был и впрямь талантливым военным репортером.

Россияне, не согласные с нынешней политикой российских властей, живут, кажется, по всему миру. Много бывших наших осело в тех же прибалтийских странах, которые на государственном уровне ненависти к России не скрывают. Но там их не убивают, а убивают почему-то в Киеве. Влияние Москвы на творящиеся на Украине процессы еще никогда не было столь ничтожным, как в наши дни. Но если бы оно было – в первую очередь стоило бы заняться борьбой с разгулявшимся криминалитетом и восстановлением монополии государства права на применение силы. Но никак не отстрелом «врагов» российского государства, которыми они назвали себя сами, по доброй воле. Можно не сомневаться: из гибели Бабченко, как и из убийства того же Вороненкова, моментально слепят политическое шоу. И лекала, по которым оно будет скроено, уж слишком напоминают уже разыгранные ранее партии.