Нефтяное бессилие США

Автор: | Июнь 28, 2018
Нефтяное бессилие США

Нефтяное бессилие США

Американцы еще пожалеют, или Kак Иран обойдет запрет США.

Жест отчаяния. По-другому мне трудно прокомментировать вчерашнее заявление представителя Госдепартамента США с требованием от государств-союзников сократить импорт нефти из Ирана до нуля к 4 ноября 2018 года. Фактически это событие является открытым признанием того факта, что объявленная полтора месяца назад программа удушения Ирана через санкции провалилась. И, думаю, никакие угрозы «суровых мер в отношении ослушавшихся американцам не помогут. И не помогут, потому, что Тегеран и его союзники, в отличие от Вашингтона, заранее подготовились.

Чтобы понять, почему будет именно так, а не иначе, давайте подробно рассмотрим, кому и сколько Иран поставляет своей нефти, а также какие шаги он уже успел предпринять или может предпринять в ближайшем будущем, чтобы минимизировать действия американских санкций.

В 2017 году Иран в среднем поставлял на мировые рынки 2,13 миллионов баррелей нефти в день, что за год составило 777 миллионов баррелей, или чуть более 100 миллиона тонн.

Нефтяное бессилие США

Нефтяное бессилие США

Причем, две трети от этого объема отправилось на азиатские рынки и примерно треть на европейский (включая Турцию). Самыми крупными потребителями иранской нефти были Китай (31 миллиона тонн), Южная Корея (18 миллиона тонн), Япония (10 миллиона тонн), Индия (10 миллиона тонн), Турция (10 миллиона тонн), Италия (8,7 миллиона тонн), Франция (5,7 миллиона тонн), Испания (4,4 миллиона тонн), Греция (4,1 миллиона тонн).

На сегодня, уже очевидно, что ни Китай, ни Турция не будут прислушиваться к мнению Вашингтона. Индия и европейские страны пока находятся в размышлениях, но, по их официальным заявлениям, скорее склонны проигнорировать требования США. И только Япония и Южная Корея уже вовсю отказываются от иранской нефти и … переходят на американскую.

Сеул в конце 2017 года втрое увеличил закупки американской нефти.

Нефтяное бессилие США

Нефтяное бессилие США
ФБА / undefined

Собственно, уже на одном этом примере становится понятно, почему американский президент Дональд Трамп начал антииранскую компанию. Ничего личного, только бизнес. Он одним махом рассчитывает решить сразу две проблемы американского нефтедобывающего сланцевого сектора, ставшего еще при Обаме значимым драйвером роста экономики. Во-первых, Трамп освобождает рынки для американских сланцевиков, а во-вторых, продолжает гнать цены на нефть вверх, не принимая на себя при этом никаких обязательств по поводу ограничения добычи.

И если задачей поста цен он, скорее всего, справится (к великой радости той же России), то с новыми рынками у Трампа — проблемы.

Вероятнее всего, серьезного ослабления поставок иранской нефти на мировые рынки не произойдет, а будет наблюдаться просто некоторое перераспределение ее потоков. К тому же импортеры иранского «черного золота», получат приятный бонус к цене, который и покроет все их возможные убытки (если таковые вообще будут).

Нефтяное бессилие США

Нефтяное бессилие США

Например, Китаю абсолютно наплевать на угрозы со стороны США. Противоречия двух стран настолько сильны и глобальны, что лишний десяток миллионов тонн нефти, импортируемый из Ирана, никак не скажется ни на уровне отношений, ни на объеме санкций против Китая, если таковые вообще последуют. Поднебесная слишком большая и сильная, чтобы сегодня бояться американцев, а потому в начале 2018 года, на фоне падения добычи внутри страны, Пекин увеличил закупки именно иранской нефти примерно на 20%, что для Тегерана в значительной степени перекрывает тот объем, от которого планирует отказаться Япония в текущем году.

Точно также собирается поступить и Индия, которая в апреле объявила, что собирается в нынешнем году практически вдвое увеличить закупки иранской нефти.

И не в последнюю очередь благодаря посредничеству России.

Нефтяное бессилие США

Нефтяное бессилие США

Кстати, и сама Россия, как бы «случайно» в ноябре 2017 года объявила о закупках иранской нефти в обмен на поставку своих товаров в исламскую республику. Тогда эту сделку называли странной. Но сегодня она выглядит уже в совсем ином свете. И Москва, и Тегеран понимали, к чему все идет, и просто готовили пути для обхода будущих американских санкций, которые вступят в силу в ноябре 2018 года (если Трамп не передумает). Как мы понимаем, России также как и Китаю сегодня абсолютно наплевать на угрозы Вашингтона. Скорее наоборот, этот контракт станет еще одной козырной картой в американо-российских переговорах.

А между тем, в 2018 году Россия планирует импортировать ни много нимало 5 миллионов тонн иранской нефти. Чтобы уж совсем расставить все точки над «i», следует добавить, что физически иранская нефть в Россию поступать не будет. Москва в этой операции будет лишь посредником. Иранские танкеры как отправлялись, так и продолжат отправляться по уже привычным маршрутам, но формально эта нефть уже будет российской.

Россия получает двойной профит от такой сделки. Она фактически пролоббировала поставку в Иран своих товаров с высокой добавленной стоимостью (скорее всего в основном систем вооружений), и помогла союзнику решить его проблемы.

Ну и в качества платы «за труды» одновременно с решением по импорту иранской нефти Россия добилась для своих компаний передачи права разработку одного из самых лакомых иранских газовых месторождений Farzad В.

Таким образом, если Индия и Россия не изменят своих планов, то их совместные усилия полностью перекроют для Ирана потери от отказа импорта его нефти со стороны Южной Кореи.

И у американцев остается только один вариант потеснить иранских производителей углеводородов. Заставить Европу отказаться от их нефти. Но, во-первых, Европа пока держится, а во-вторых, даже если она формально и откажется, никто не мешает России увеличить «импорт» иранской нефти и в пользу бывших европейских партнеров Тегерана и таким образом закрыть этот вопроc.