«Китайцы спилили все»

Автор: | 20.07.2018

Еще буквально неделю-другую назад русскоговорящая Всемирная паутина просто лопалась под напором праведного гнева борцов за все хорошее против всего плохого. Последние безжалостно гвоздили и обличали «этот режим» и «эту страну», которые совсем-совсем продали лес Сибири китайцам. Любой сетевой эксперт в два счета доказывал, что за Уралом леса уже практически нет, все распродали, а китайцы все вывезли. Также очень активно продвигался постулат о том, что в самом Китае рубка леса запрещена: мол, смотрите, у себя лес берегут, а наш вывозят караванами. Давайте попробуем разобраться и в этой нашумевшей теме.

Как водится, начнем с истории.

Исторически так уж сложилось, Россия довольно богата лесами. Торговля этим «зеленым золотом» ведется уже очень давно, первые документальные упоминания относятся ко временам царя Ивана IV, более известного как Грозный. Не гнушались продажей леса ни российские самодержцы, ни строители первой в мире коммунистической державы.

Лесов в России традиционно много. На начало 1980-х годов общие запасы леса для РСФСР составляли 72,49 миллиарда кубометров, включая:
• Северо-Западный район: 7,6 миллиарда;
• Уральский район: 2,9 миллиарда;
• Западно-Сибирский район: 8,7 миллиарда;
• Восточно-Сибирский район: 27,43 миллиарда;
• Дальневосточный район: 21,4 миллиарда.

Спустя три десятка лет, в более близком к нам 2015 году комитет Госдумы по аграрным вопросам отчитался в следующих цифрах:
• общий запас древесины в России: 81,5 миллиарда кубометров;
• ежегодный прирост: 993,8 миллиона кубометров;
• пригодно для рубки: более 42 миллиардов кубометров.

Как видим, даже если озвученные в Госдуме цифры поделить на стандартный чиновничий оптимизм, то все равно в остатке имеем увеличение лесных запасов в целом. Чтобы не быть обвиненными в предвзятости, скажем, что в этом же 2015 году профильный комитет ООН оценил объем запасов русского леса в 83 миллиарда кубометров.

Теперь давайте разберемся, сколько же леса вырубается и насколько тут мы близки к обещанной катастрофе.

На рубеже 1988-1989 годов СССР ежегодно вырубал около двух с половиной миллионов гектаров леса, заготавливая порядка 400 миллионов кубометров древесины. В 1989 году Советский Союз экспортировал:
• 20,5 миллиона кубометров деловой древесины (6,7% от общего производства);
• 8,2 миллиона кубометров пиломатериалов (8%);
• 0,4 миллиона кубометров клееной фанеры (18,1%).

Всего продукцию данного сектора Союз поставлял в 67 (!) стран. Основными покупателями выступали Япония, Китай, страны Восточной Европы и Скандинавии. На тот момент СССР занимал пятое место в мире по объему лесоэкспорта, уступая США, Канаде, Швеции и Финляндии. Самым слабым местом этого государственного бизнеса было то, что за границу поставлялся кругляк и пиломатериалы, в то время как в первой четверке до 60% занимала продукция целлюлозно-бумажной промышленности.

Пометка на полях. Здесь обязательно нужно отметить, что в 1990 году компания «Экспортлес» отчитывалась, что более 70% леса, произрастающего в зоне тайги, это «перестойные», то есть старые деревья, непригодные для промышленного использования. Возникает подобное явление в ситуациях, когда рубка леса производится в недостаточных объемах без учета специфики и возраста лесных насаждений.

Какие же цифры по соответствующим показателям имеем мы?

Современная Россия, как и ее советская предшественница, основной упор в лесозаготовке делает на хвойных породах деревьев. По результатам 2017 года хвойные в 2,6 раза превышают по объему заготовки лиственные породы. В целом же данный сектор в 2017 году демонстрировал падение производства. Незначительно росла только заготовка лиственных пород древесины. Отметим, правда, что подобный незначительный рост отмечается уже пять лет подряд.

Снизился и экспорт. Например, в 2017 году хвойной древесины за рубеж ушло на 1,1% меньше, чем годом ранее. Стабильно падал и экспорт топливного лесоматериала: 2015-й — на 7%, 2016-й — на 4%, всего же в 2017 году из России было вывезено 14,7 миллиона кубометров низкосортной топливной древесины.

Россия рубит, заготавливает и вывозит значительно меньше леса, чем Советский Союз. Параллельно с этим у нас растет производство сопутствующих материалов. Например, производство мебельной фанеры в России имеет следующую динамику:
• 2012 год: 3,13 миллиона кубометров (экспорт 1,63);
• 2013 год: 3,27 миллиона (экспорт 1,77);
• 2014 год: 3,49 миллиона (экспорт 1,99);
• 2015 год: 3,56 миллиона (экспорт 2,2);
• 2016 год: 3,65 миллиона (экспорт 2,55).

Вырос общий объем экспорта пиломатериалов, в 2012 году этот показатель был 4,8 миллиона тонн, в 2017-м он составил уже 12 миллионов. Растут и объемы производства пеллет. За прошедший год в России произведено около 1,4 миллиона тонн подобных топливных брикетов.

Что же касается вывоза леса именно в Китай, то в 2016 году КНР импортировал из России 22 миллиона кубометров леса, что составило 19% для российского рынка. Эту цифру и понесли нечистые на руку граждане, тиражируя страшилки о том, что Россия стала главным поставщиком леса в Китай. Это неправда. Китай самый большой покупатель русского леса, да, но больше всего лесоматериалов в КНР поставляют (внезапно) США. Объемы поставок в Китай в пересчете на денежный эквивалент таковы:
• США: 7,6 миллиарда долларов;
• Россия: 4,5 миллиарда долларов;
• Канада: 4 миллиарда долларов.

Далее следуют Бразилия, Япония, Финляндия и прочие.

Получается, что с Россией за объемы продаж в Китай насмерть бьются страны, которые в среде граждан неоднозначной патриотической ориентации обычно используются как примеры идеального недро- и землепользования. И это притом что Россия, согласно докладу ФАО ООН, имеет площадь лесных массивов в 809 миллионов гектаров, Канада — 310 миллионов, США — 304 миллиона. Парадокс, но при почти втрое превосходящем объеме мы рубим наравне с развитыми странами Запада.

В самом Китае вырубка леса тоже не запрещена. Китайская Народная Республика только за прошлый год самостоятельно добыла чуть менее 100 миллионов кубометров.

В России же специально для борьбы с нелегальной вырубкой и продажей леса была внедрена система ЕГАИС — Единая государственная автоматизированная информационная система учета древесины и сделок с ней. С ее помощью буквально каждое спиленное дерево отслеживается на всем пути от лесоповала до границы или перерабатывающего комбината. Результаты не заставили себя ждать. Только за последние два года количество выявляемых правонарушений и возбужденных уголовных дел по фактам незаконного оборота леса увеличилось в шесть раз.

Чтобы сегодняшний доклад был объективным, надо упомянуть о настоящих, а не придуманных проблемах лесного хозяйства России.

Главная из них: наша лесная отрасль стабильно убыточна. В общемировой практике используется универсальный показатель эффективности лесопользования — объем снятия древесины с одного гектара. И, увы, по нему страна далека от мировых лидеров, уступая Германии (4,9), Финляндии (2,3) и даже пресловутому Китаю (1,4). Для нас данный показатель составляет печальные 0,2.

 

Нельзя не вспомнить и то, что лесопромышленный комплекс (ЛПК) занимает ничтожно малое место в структуре государственной промышленности, будучи «выдавленным» на задворки державного внимания и интересов проблемами добычи нефти, газа, золота и других полезных ископаемых. Отрасль испытывает перманентное недофинансирование, что приводит к ее крайне низкой рентабельности. Объем платежей в бюджет страны с одного гектара леса составляет чуть более 20 рублей.

Подводя небольшой итог.

Ситуация с вырубкой леса год от года нормализуется. Пусть не так быстро, как хотелось бы, но все же. Имеет ли место нелегальная вырубка леса в Забайкалье и Сибири? Наверняка. Но вовлечены в нее не китайцы, а наши соотечественники, которые и проводят незаконное и хищническое уничтожение леса. То есть все деньги, полученные от этого криминального бизнеса, оседают черным налом у региональных браконьеров.

Главную же проблему сохранения и приумножения лесного фонда представляет вовсе не вырубка, а ежегодные пожары, которые в большинстве случаев возникают из-за людской халатности и хамского отношения к природе. Согласно официальной статистике ООН и Всемирного фонда дикой природы, ежегодно в России сгорает около двух миллионов гектаров леса. До 600 миллионов гектаров находится вне зон охраны от пожаров. Только за прошлый год в России от огня пострадало 4,5 миллиона гектаров леса.

Если перевести это в объемы ежегодных поставок в Китай, то это равно 22 годам беспрерывного экспорта.