О реформах

Автор: | Октябрь 2, 2018

Я отмечаю для себя, что в интернете, при обсуждении любых связанных с государством тем, тон обсуждения однозначный — хамство в адрес Путина, госаппарата, чиновников вообще. Люди ведут себя то ли по известной перестроечной схеме «Перемен! Мы ждём перемен!», то ли по схеме «хуже уже быть не может». И, в принципе, нет людей, которые бы этому как-то оппонировали. Возражений нет вообще.

А между тем хуже быть может, и может быть очень сильно хуже. Народ просто всё позабыл — и про нищенские зарплаты с задержкой в год, и про талоны на всё с бесконечными очередями, про бандитизм и стрельбу в центре города, да всё позабыл. Гад Путен не дает второй раз за год съездить побухать в Турцию, и новый джип некуда припарковать — все газоны уже заняты джипами соседей. Доколе! Нимагу терпеть, хачу жить как чилавэк.

Психологически, это предельно опасная штука — это переход раздражения на такой уровень с убеждённостью в однозначности трактовки происходящего, что люди становятся уже практически непрошибаемыми для любых доводов. Это становится самоподдерживащимся процессом. Любое возражение принимается немедленно в штыки и отторгается, что в свою очередь подавляет любые робкие попытки взвесить за и против. Этих людей уже почти не переубедить, разъяснить что-то почти невозможно, потому что реакцией на это будет просто коллективная травля.

Раздражённых и убеждённых людей можно будет только принудить принять изменения, но надо понимать, что это переводит раздражение уже в глухую злобу. А злоба не может без того, чтобы не проявить себя через разнообразнейшую деструкцию, причём она не будет считать это преступлением, она будет считать это своим правом. Дать этому 3-5 лет повариться, и «АУЕ» покажется детским лепетом (оно и начиналось с тупого подросткового «лепета»).

Надо понимать, что пенсионная реформа не столько источник раздражения, сколько повод для него. У людей накопились усталось и раздражение по самым разным поводам. Выросло поколение, для которого Путин был «всегда», которое не застало «святые 90-е» — они просто не знают, как глубоко можно упасть. Недовольство носило до сих пор характер обычного обругивания обычных болячек и усталости от примелькавшихся персон. Пенсионная реформа стала темой, вокруг которой и будет кристаллизироваться всё это раздражение, реформа даёт всему негативу форму и оформление.

Не, ну реально — какие-то студни-обсосы и даже подростки-школоло вдруг озаботились пенсией. Да они до сих пор вообще не знали, что пенсия бывает и сколько она, а если пенсию и видели — то только в виде бабла, которое стрясали со своей бабушки на всякие гаджеты и бухло. И тут вдруг — возгорелись пуканы, заскакали протестуны.

Я считаю заявления про «людоедство» пенсионной реформы манипуляцией. Проводимая реформа — штука вынужденная и непопулярная, и если на неё идут, значит избежать этого не могут. Любая непопулистская альтернатива будет тоже непопулярной и издержечной. Т.е. «людоедством» объявляется в принципе любая широкая непопулярная мера.

Если в стране принимаются только популярные меры, то такая страна быстро становится Украиной. И непопулярное всё равно происходит — только уже через развал и хаос. Толпы, требовавшие на площадях от Горбачева и Ельцина обняться с Западом и сделать, чтобы в магазинах было сто сортов колбасы «как в Америке» — не собирались получить эту колбасу в комплекте с невыплатами зарплаты и резнёй на окраинах, однако им пришлось с этим жить.

В то же самое время непопулярные меры надо как-то уметь принимать, и отстаивать их не только дубинками. Непопулярные меры должны носить характер солидарности, только так, и добровольных «жертв» со стороны инициаторов, тогда и только тогда возможно их проводить, сохраняя «моральную правоту», тогда и только тогда их уже можно будет как-то защищать.

С Крымом и Донбассом Россия взяла на свой «кошт» сразу несколько миллионов человек. И это, в принципе, остаётся незамеченным. Плюс санкции. «Откуда деньги, Зин?». Если населению прямо сказать про эти траты, то начнётся истошное «Хватит кормить!». Начнётся-начнётся, не надо тут питать иллюзий. Сразу после санкций «за Крым» уже пошли жалобы, что де «а мне оно нафиг надо».

А чем дальше будет разваливаться Украина — тем больше будет расходов. Власть не может, не имеет права эти вопросы напрямую взаимоувязывать, чтобы не вызвать у населения такой понятной, объяснимой, но с точки зрения ценностей и государственничества неприемлимой «жлобской» реакции. Но кто-то же должен людям и о таких вещах говорить? А то просто сплошное «воруют-воруют-разворовывают-обворовывают».

Обращение Путина было толковым, справедливым, необходимым, но, к сожалению, недостаточным. А госСМИ вместо нормального обсуждения темы — предлагает оскорбительно игривую хрень. Видимо, там засели враги народа?

Сталинская мобилизация проводилась через сверхэксплуатацию крестьян и колхозников. Сталин об этом говорил прямо. И очень плохо для левого движения называть текущую мобилизацию людоедской. А это именно мобилизация, хотя бы потому, что Путин прямо, остро и не единожды говорил о необходимости рывка — и это не «перестройка», не латание дыр, а вполне конкретное целеполагание. Левые при этом автоматически зарабатывают себе шизофрению, потому что им либо придётся так же обозвать сталинскую мобилизацию людоедской (которая была реально тяжёлой для крестьянства, вплоть до вполне конкретного поражения людей в правах — взять хотя бы те же паспорта), либо начать отрицать и обзывать «людоедской» любую мобилизацию вообще. Ни то, ни это левые сделать не в состоянии — поэтому неизбежна шизофрения со всякой словесной эквилибристикой, типа что сейчас России мобилизация не нужна, или нужна не такая, а чтобы всех в колхозы и в ГУЛАГ, как при Сталине.

«Не спрашивай, что тебе может дать Америка, спроси себя, что ты можешь дать Америке.» Д.Ф. Кеннеди.

Кстати, формула «Отдать всю жизнь государству» — это значит работать в госчиновниках или в армии. Не вижу, чтобы они жаловались на пенсии.

https://roman-n.livejournal.com/10283744.html