«Расстреливали в упор»: в Крыму напомнили, как Украина обошлась с турецким кораблем-нарушителем

Автор: | 04.12.2018

Киев, 29 ноября. Украина, обвиняющая Россию в «агрессии» в Керченском проливе, позабыла о том, как 18 лет назад, глазом не моргнув, вероломно затопила турецкий корабль и задержала еще три судна в районе мыса Тарханкут. Об этом Киеву напомнил экс-министр транспорта Крыма Анатолий Цуркин.

При этом он подчеркнул, что с задержанными украинскими моряками, находившимися на борту военных кораблей, устроивших провокацию 25 ноября, российская сторона обращается очень гуманно. В связи с этим он решил «забежать немного назад», чтобы посмотреть, как в таких же ситуациях поступала сама Украина.

В качестве примера Цуркин напомнил о событиях марта 2000 года, когда турецкие рыболовецкие суда зашли в территориальные воды Украины в районе мыса Тарханкут. Зашли для незаконной ловли камбалы.

«Нарушают госграницу. По сценарию все также, один в один. Одно предупреждение, второе, сигнал «Лима», погоня… Турки не останавливаются. Никто не церемонится, их в упор расстреливают – гражданские суда. Суда тонут… Остатки экипажей подняли на борт», — написал он на своей странице в Facebook.

По его словам, это все, что следует знать об «агрессии» со стороны России и Украины и «разности действий».

«Вы спросите откуда я знаю все это в мельчайших подробностях, да я практику проходил там будучи курсантом СВМИ (Севастопольский военно-морской институт имени П. С. Нахимова. — Прим. ФАН)», – пояснил Цуркин.

Напомним, 25 ноября около семи утра два малых бронированных артиллерийских катера «Бердянск» и «Никополь», а также буксир «Яны Капу» ВМС ВСУ незаконно нарушили границу территориальных вод РФ, а затем, совершая опасные маневры, двинулись в сторону Керченского пролива.

Суда были задержаны. По данному факту возбуждено уголовное дело о нарушении госграницы РФ. Киев использовал провокацию как предлог для введения военного положения в десяти областях Украины сроком на 30 дней.

Накануне президент РФ заявил, что инцидент в Керченском проливе является спланированной провокацией, за которой может стоять Петр Порошенко, пишет Infox.

источник

Интернет, как известно помнит все. Запись 2000 года от укропов об этом «происшествии». Делите на 10, но событие подтверждено. И обратите внимание, что это даже не территориальные воды, а экономическая зона!!!

Турецкие браконьеры, добывая камбалу-калкан в экономической зоне украины, превращают дно черного моря в пустыню

Мы уже не раз писали о турках-браконьерах, занимающихся незаконным ловом камбалы-калкана в исключительной морской экономической зоне Украины (»ФАКТЫ» N 54, 57 от 24 и 29 марта). 22 марта в районе острова Змеиный украинскими морскими пограничниками были обнаружены четыре турецкие шхуны. Две из них были задержаны, третья затонула, а четвертой удалось уйти от преследования. Однако мало кто знает о том, что «пленение» распоясавшихся турков явилось результатом тщательно спланированной и безукоризненно осуществленной операции, проведенной моряками одесского и севастопольского соединений пограничных сторожевых кораблей.

Операция началась 21 марта. В этот день стало известно, что в районе мыса Тарханкут одновременно осуществляют незаконный лов камбалы четыре турецкие шхуны. Залогом успеха были полное молчание в эфире и внезапность. Поздно вечером из Балаклавы вышли ПСКР «Григорий Куропятников» и «Николаев», а из Одессы — «Подiлля» и «Павел Державин». Общее руководство операцией осуществлял находившийся на борту «Куропятникова» начальник морского управления госкомитета по делам охраны государственной границы Украины контр-адмирал Игорь Алферьев. Группой кораблей севастопольского соединения командовал капитан I ранга Александр Цаплюк.

Севастопольцы сразу же устремились на кромку украинской экономической зоны и, достигнув ее, взяли курс на север — навстречу одесситам. Турки были отрезаны от родины, и все теперь зависело от мастерства капитанов кораблей. 22 марта в 8 часов утра севастопольцы настигли одну из шхун, идущую под украинским флагом, и приказали остановиться. К их немалому удивлению, турки моментально легли в дрейф. «Григорий Куропятников» приказал «Николаеву» разобраться с браконьерами, а сам устремился за второй шхуной, находящейся в 15 милях от первой.

— Надо отдать должное турецкому капитану — он сделал все возможное, чтобы оторваться от погони, — говорит капитан 2 ранга командир ПСКР «Григорий Куропятников» Олег Межевой. — Она продолжалась почти полтора часа. Турок маневрировал, разворачивался практически «на пятачке», заходил против солнца, ни на какие сигналы не реагировал. Мы выбрасывали международные сигналы «L» (требую остановиться) и «SN» (буду стрелять), вывешивали плакат с надписями на турецком и английском языках с требованием лечь в дрейф, выпустили три очереди в воздух из шестиствольной кормовой пушки (ее скорострельность — 6 тысяч выстрелов в минуту, а звук такой, что не услышать невозможно). Кричали туркам в мегафон на русском, английском и турецком языках, потом стали стрелять над судном из автомата трассирующими пулями. В это время турецкая шхуна заходила чуть ли не в лоб — так, что приходилось уклоняться, чтобы ее не раздавить. Дошла очередь и до ракетницы. Мы сделали 70 выстрелов, но на браконьеров это не подействовало. Турки были уверены, что мы не станем стрелять на поражение и им удастся уйти в свои воды.

Дело в том, что еще в советские времена пограничникам было строго-настрого запрещено стрелять на поражение, можно было только палить в воздух. Хотя, скажем, американцы в таких случаях никогда не стеснялись. Лет пять назад терпение лопнуло у дальневосточных российских пограничников. Японские рыбаки на Дальнем Востоке тоже браконьерствовали, незаконно вылавливая королевских крабов и красную рыбу. Россияне стали топить японские шхуны, используя неграмотные маневры японцев. Как раз в то время служил на Дальнем Востоке нынешний командир севастопольских морских пограничников Александр Цаплюк. Когда он переехал в Севастополь, решил применить российский опыт на Черном море.

Когда все разумные доводы были исчерпаны, стало ясно, что без стрельбы на поражение не обойтись. Надо отдать должное мастерству командира носового орудия корабля «Григорий Куропятников». Его задача состояла в том, чтобы шхуна остановилась и при этом никто из турецких рыбаков не погиб. Стреляли не боевыми снарядами, а холостыми. Первый снаряд снес кран-балку, второй насквозь прошил корпус шхуны ниже ватерлинии, а третий угодил в машинное отделение. Шхуна сразу же потеряла ход и остановилась. На ее борту виднелось название «Ярам Ахмет», а на мачте красовался российский флаг. С борта сторожевика был спущен катер, на котором находилась осмотровая группа.

По воспоминаниям пограничников, их больше всего поразило, что, когда катер приблизился к шхуне, турки в спасательных жилетах уже выстроились на юте с вещами в руках. Вместо положенных 6-10 человек на шхуне почему-то было 18. Причем ни один из рыбаков не собирался спасать судно, в трюме которого уже было полно воды. Это пришлось делать украинским пограничникам, но все их усилия ни к чему не привели — через полчаса «Ярам Ахмет» ушел на дно.

Сторожевой корабль «Григорий Куропятников» взял на борт перепуганных браконьеров и вернулся к «Николаеву», который в это время разбирался с экипажем другой шхуны.

— Мы сразу обратили внимание на то, что задержанная шхуна по существу имела два названия, — вспоминает и. о. командира ПСКР «Николаев» капитан 3 ранга Геннадий Сокирко. — На борту было написано «CEMIL REIS», а рядом на фанерной доске, привязанной к рубке, значилось «Зефир». Когда турки приходили домой, они просто-напросто снимали эту доску. На борту шхуны находилось 10 человек, один из которых был гражданином Украины.

Добавить комментарий