ЛОЖЬ достала!

Депутаты Государственной думы намерены оградить общество от недостоверной или, как сейчас принято выражаться, фейковой информации. Особое внимание будет уделено СМИ. Уже упоминается одно из них – Ura.ru, которое будет подвергнуто тщательной проверке по решению спикера российского парламента Вячеслава Володина.

А началось все с публикации агентства о том, что в парламенте якобы обсуждается законопроект о запрете на продажу автомобилей людям, не имеющим места для парковки. Проверка поручена двум комитетам – по информационной политике и по безопасности и противодействию коррупции.

Володин предложил доработать законопроект о фейковых новостях с учетом международных стандартов. И привел в пример Францию, где журналистов «жестко наказывают» за распространение недостоверной информации. По его словам, она не только «портит настроение людей, но и травмирует их психику, что часто приводит к стрессу».

Спикер пояснил, что ответственность за лживые сообщения могут понести не только журналисты, но и собственники изданий.

Напомним, что в середине декабря в Государственную думу уже был внесен законопроект о наказании за публикацию фейковых новостей и в январе он одобрен в первом чтении. За распространение недостоверной информации, угрожающей жизни и здоровью людей или общественному порядку, авторы документа члены Совета Федерации Андрей Клишас и Людмила Бокова, депутат парламента Дмитрий Вяткин предложили штрафовать в соответствии с Кодексом об административных правонарушений (КоАП): граждан на 3000-5000 рублей, должностных лиц − на 30-50 тысяч., юридических − на сумму от 400 тысяч до 1 миллиона рублей.

Безусловно, журналисты должны нести ответственность за свои материалы. В статье 49 «Обязанности журналиста» Закона «О печати» говорится, что журналист «обязан проверять достоверность сообщаемой им информации; удовлетворять просьбы лиц, предоставивших информацию, об указании на ее источник, а также об авторизации цитируемого высказывания, если оно оглашается впервые; сохранять конфиденциальность информации и (или) ее источника…»

В другой статье − 59 сказано, что злоупотребление правами журналиста, либо несоблюдение его обязанностей влечет уголовную, административную или дисциплинарную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В настоящее время граждане, униженные и оскорбленные журналистами или посчитавшие себя таковыми, обращаются в суд.

И он решает, нужно ли наказывать автора печатного материала или признает, что ничего крамольного и оскорбительного в публикации нет.

Предположим, оболгали какое-то министерство, ведомство. Что мешает его представителям в поисках справедливого решения обратиться в суд? И спикер Государственной думы вполне может оспорить публикацию упомянутого агентства Ura.ru, если считает ее не соответствующей действительности. Зачем устраивать проверки и что они могут дать? Ведь известен не только автор материала, но и сотрудники, завизировавшие текст и подписавшие его в печать.

Кстати, вправе ли депутаты Государственной думы устраивать подобные проверки? Весьма сомнительно. Чтобы иметь основания для таких рейдов, надо иметь на это право, то есть оговорить его в документе. Пока законопроект еще не стал законом…

Возникает другой вопрос: а что же такого крамольного было в материале уральского агентства?

«Мы не говорили и не говорим, что такой законопроект (о запрете на продажу автомобилей людям, не имеющим места для парковки – В.Б.) есть в Госдуме, мы говорили, что есть такое обсуждение, − сказал шеф-редактор Ura.ru Иван Некрасов. − И депутаты Госдумы не отрицают, что такие инициативы поступают из регионов: от граждан и региональных правительств. Подобное обсуждение инициативы, независимо от того, является она законопроектом или не является, мы считаем общественно важным».

В том же Законе «О печати» есть статья дающая право журналисту хранить в тайне свои источники информации. Теоретически он может почерпнуть сведения где угодно – из обрывков разговоров в столовой, в лифте, от какого-то конкретного депутата.

Кстати, Владимир Жириновский призвал убрать из закона эту формулировку, чтобы изменить ситуацию, читай – давить на прессу. Упомянутый депутат вообще предложил «ликвидировать» Ura.ru, заявив, что агентство публикует «какие-то ложные измышления про ЛДПР». Как говорится, без комментариев…

Поразмышляем дальше. И заодно рассмотрим ситуации, которые могут возникнуть.

Итак, что такое фейк и как с ним бороться? В иных случаях проблем с определением недостоверности в тексте не возникает — когда ложь, выдумка, подтасовка фактов очевидны. Понятно, что такая публикация дезинформативна. Кто-то это сделал преднамеренно, кто-то ненароком. В каждом случае надо разбираться, принимая меры.

Кстати, кто будет заниматься анализом материалов, их исследованием? Лингвисты, криминалисты, депутаты, независимые литераторы? Кому доверят выработку критериев достоверности и недостоверности? Будут ли эти критерии вескими, точными, а не размытыми и неопределенными, − когда – что хочу, то и ворочу…

Предположим, появилась статья − острая, полемическая. Но − задевающая интересы неких влиятельных структур, дискредитирующая авторитетных людей, близких к власти, а то и находящихся в ней. Не возникнет ли у «цензоров» соблазн или необходимость примерно наказать авторов публикации, чтобы впредь те были «поосмотрительней»?

Наверняка и все будет обставлено, как полагается – убедительно, с вескими заключениями экспертов, внушительными печатями. Да и другим журналистам сей пример станет наукой – мол, знайте, милые, свой шесток…

Так любое предположение пишущего может быть объявлено фейком. Версия, гипотеза – тоже. И даже собственное мнение журналиста можно, если постараться, выставить как недостоверное, как оскорбление.

За все это будут наказывать, подвергать обструкции, бить рублем. Раз, другой, третий. Глядишь, и сами журналисты постепенно успокоятся, зарекутся искать проблемы, трудности, не станут писать о безработных, нищих, плохих дорогах, глупых руководителях. Не станут упоминать воров, взяточников, коррупционеров. Промолчат о нелепых высказываниях чиновников, сомнительных инициативах министров, шокирующих предложениях депутатов и сенаторов. Не скажут ни слова о трагедиях, катастрофах, заказных убийствах. Будут писать только о хорошем, благостном. Чтобы не сделать плохо себе и не нарваться на большие неприятности.

Не лучше ли власти пойти по другому пути: наладить более тесное сотрудничество с журналистами, почаще собирать брифинги, давать интервью, подробнее рассказывать об инициативах законодательной и исполнительной ветвей.

Сделать так, чтобы журналисты без проблем получали информацию из первых рук. Тогда этих противных фейков определенно станет меньше.

Ведь, если разобраться, фейк – не только плод коварства и зловредности журналистов, их непомерной фантазии, результат нездорового желания во чтобы то ни стало сотворить сенсацию. Фейки давно проникли в политическую и экономическую среду. Они часто исходят и от самой власти. К примеру, некий губернатор, министр, другое ответственное лицо пообещали что-то важное, но не выполнили. Или разработали план, говорили о нем во всеуслышание, но оказалось, что осуществить его невозможно. Разве не распространители недостоверной информации те, кто искажает статистику, говорит о внушительном росте зарплат россиян, резком повышении их уровне жизни и рассказывает другие «сказки»?

Да и сами депутаты выдвигают порой такие инициативы, что иначе, как фейком, их не назовешь. Это ведь тоже влияет на психику граждан, грозит стрессом. И главное – повышает недоверие к власти. А посему не надо сваливать все беды на журналистов. Чтобы отречься от фейков, надо очень многим перестать говорить неправду.

Валерий Бурт

Источник: www.stoletie.ru

1 комментарий

  1. К примеру, некий губернатор, министр, другое ответственное лицо пообещали что-то важное, но не выполнили. Или разработали план, говорили о нем во всеуслышание, но оказалось, что осуществить его невозможно.

    пример неудачный — подмена понятий
    Обещания , планы и пр — это не фейк
    Фейк — это заведомая ложь сочиненная ради целенаправленного обмана

Комментарии закрыты.