Европейские НПЗ встали в очередь за российской нефтью

Американские санкции против Венесуэлы и Ирана вызвали острейший дефицит тяжелой сернистой нефти. Европейские нефтезаводы, ориентированные на переработку тяжелых сортов черного золота, выстроились в очередь за российской высокосернистой Urals, но ее на всех не хватает. Как Европа пострадала от санкций США, а Россия оказалась в плюсе?

Выстрелили себе в ногу

Первыми санкции Трампа против венесуэльской PDVSA ощутили на себе американские нефтяники. Поставки из Венесуэлы рухнули с 550 тысяч баррелей в день до 80 тысяч. В результате перед нефтеперерабатывающими заводами Мексиканского залива и Восточного побережья США, спроектированными под переработку тяжелой сернистой нефти, замаячила перспектива остановки. Пострадали все ключевые игроки — Citgo Petroleum, Valero Energy, Chevron.

Альтернативой венесуэльским поставкам могла бы стать нефть из Саудовской Аравии, близкая по химическому составу. Но саудиты еще в январе заявили, что наращивать добычу в связи с санкциями против боливарианской республики не намерены. Все, что осталось американским НПЗ, — активно покупать российскую Urals.

По подсчетам Международного энергетического агентства (МЭА), поставки Urals в США достигли 150 тысяч баррелей в сутки, чего не наблюдалось со времен начала сланцевой революции в 2011-2012 годах.

«Это крупнейшие объемы из России с 2011 года», — указывает управляющий партнер Caracas Capital Расс Дэллеа.

Игроков рынка волнуют только характеристики нефти — плотность и содержание серы, политика отходит на задний план, констатируют аналитики.

Европа встала в очередь

Но проблемы возникли не только у американских нефтепереработчиков. Из-за дефицита высокосернистого сырья трудности испытывают и европейские НПЗ. Дело в том, что экспортеры, выполняя соглашение ОПЕК+, урезали в первую очередь добычу тяжелых сортов — сохраняя поставки более дорогой легкой нефти.

По данным Refinitiv Eikon, с октября по март Саудовская Аравия снизила экспорт сернистых сортов в Европу почти вдвое, Ирак — более чем на 40%, с 615 тысяч баррелей в сутки до 355 тысяч.

Как отмечает Reuters, недоступность иранского и венесуэльского сырья привела к тому, что европейские покупатели буквально дерутся за российскую Urals.

«Все нефтеперерабатывающие заводы ищут нефть марки Urals или ее аналоги, — цитирует агентство одного из европейских нефтетрейдеров. — И очевидно, что этой нефти на всех не хватит».

Дорогая альтернатива

Американские санкции против Ирана и Венесуэлы обходятся европейским нефтепеработчикам все дороже. Конкуренция между НПЗ за российскую нефть сократила разницу в цене между Urals и Brent на 30% — до минимума с 2013 года.

Так, в Средиземноморье этот показатель уменьшился с доллара до 70 центов. В результате за стандартный танкер Urals объемом 600 тысяч баррелей переработчикам приходится платить на 1,35 миллиона долларов больше.

Российские нефтяники между тем подсчитывают дополнительные прибыли. Только в марте они заработали на 140 миллионов долларов больше, чем в октябре, до введения Трампом нефтяных санкций против Ирана и эмбарго на поставки черного золота из Венесуэлы.

Аналитики предупреждают: в ближайшие месяцы дефицит тяжелой нефти продолжит усиливаться, а спрос — расти. Осложнит ситуацию и новый крупный НПЗ STAR в Турции, построенный специально для переработки тяжелой нефти. Сейчас Турция входит в восьмерку стран, которым Вашингтон до мая разрешил закупать иранскую нефть. Однако льготный период подходит к концу, и в Белом доме уже звучат заявления о намерении свести экспорт нефти из Ирана к нулю.

«Мы и не предполагали, что дефицит тяжелой нефти будет настолько выраженным. Нефтеперерабатывающие предприятия выстраиваются в очередь за тяжелой российской нефтью, — констатируют европейские нефтетрейдеры. — О том, что будет в мае, страшно даже думать».

Добавить комментарий