Дело закрыто, история только начинается

Фото: Евгений Фельдман для Meduza

Фото: Евгений Фельдман для Meduza

Ошибки и неточности в деле Ивана Голунова были подозрительными с самого начала

Громкое дело в отношении журналиста «Медузы» Ивана Голунова закрыто, а сотрудниками МВД, допустившими ряд грубейших ошибок при аресте журналиста, займётся Следственный комитет. Последние дни тема ареста Голунова не сходила с новостной повестки, причём не только в России. Но, несмотря на прекращение уголовного дела, точку в громкой истории ставить пока рано. Пусть сам Голунов и перестал быть главным героем.

С чего всё начиналось

Иван Голунов – корреспондент отдела расследований издания «Медуза». Ему грозило от 15 до 20 лет лишения свободы по статье 228, сбыт наркотиков. Журналиста задержали в Москве днём 6 июня, недалеко от станции метро «Цветной бульвар». У журналиста, как сообщила полиция, при обыске были обнаружены в рюкзаке пакеты с наркотическими веществами, а позже запрещённые вещества нашли в его квартире.

Сам журналист уверял: наркотики ему подбросили, а истинная причина ареста –профессиональная деятельность. Учитывая темы, на которые он писал – коррупционные схемы и бизнес-интересы, в это вполне верится. Но поражает в этой истории то, насколько примитивно было всё обстроено в плане задержания, и насколько эффективно по части поднятия общественной шумихи.

Реакция

Арест Голунова пришёлся аккурат на начало работы Санкт-Петербургского экономического форума — слишком удачное совпадение, чтобы быть неправдой. Голунов упоминался в новостях чаще, чем любая из тем повестки ПМЭФ, крупнейшего делового события года.

Коллеги Голунова с самого начала не верили в его виновность. Как только появилась информация об аресте журналиста, медиа-сообщество отреагировало бурно и сплочённо. Возле здания Главного управления Министерства внутренних дел на Петровке 7 и 8 июня прошла серия одиночных пикетов с требованием освободить Ивана Голунова, аналогичные акции прошли в Санкт-Петербурге, Владивостоке, Новосибирске и других городах. А 10 июня три ведущих деловых издания России – «Ведомости», «РБК» и «КоммерсантЪ» вышли с одинаковыми обложками, на которых было написано «Я/Мы Иван Голунов». Тиражи изданий мгновенно раскупили, позже деловой «триптих» появился на сайтах частных объявлений по цене до 15 тысяч рублей за три газеты.

Фото: Meduza

Звучала фамилия Голунова и на фестивале российского кино в Сочи «Кинотавр». В поддержку Ивана высказался актёр Константин Хабенский, председатель жюри фестиваля. С требованием освободить Голунова выступили Владимир Познер, Ксения Собчак, Юрий Дудь… к этому списку можно добавить ещё с десяток фамилий, кто редко проходит мимо хоть сколько-нибудь значимых событий. Но позже к этому хору присоединились и те, для кого справедливость и закон стоят выше цитируемости в СМИ.

Столь мощное внимание к аресту Ивана Голунова не прошло даром: вечером 8 июня суд постановил перевести журналиста под домашний арест. А накануне анонсированного на 12 июня несанкционированного Марша в поддержку Голунова глава МВД Москвы Владимир Колокольцев объявил, что уголовное дело в отношении журналиста закрыто.

Власть

Дело Ивана Голунова почти сразу же попало на особый контроль Генеральной прокуратуры РФ. Ведомство запросило информацию о всех понятых и закупщиках, которые принимали участие в оперативно-розыскных мероприятиях по делам о наркотиках в Западном административном округе Москвы – полицейские именно из ЗАО и провели арест Голунова. Судя по всему, дальнейшая история будет разворачиваться уже внутри ведомственных структур.

Об Иване Голунове лично докладывала президенту России Владимиру Путину омбудсмен Татьяна Москалькова, а пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков отметил, что «ошибка возможна» — так он прокомментировал работу полицейских, проводивших задержание и впоследствии дезинформировавших общественность о ходе расследования.

Ошибки или… ?

Фото: Алексей Ковалев

Собственно, перечитав всё вышеизложенное, у рядового обывателя может возникнуть ряд вопросов. Кто такой, этот Голунов, чтобы за него с такой мощью вписалась добрая половина общественно-политического и культурного бомонда? Чтобы крупнейшие деловые газеты страны размещали его фамилию на обложках своих номеров?

Он не писал о частных военных корпорациях, даже про геев, прости Господи, не писал. Его статьи, конечно, имели успех, но вряд ли фамилию «Голунов» упоминали в числе именитых журналистов абитуриенты журфака, да и в профессиональной тусовке Иван не был звездой, как коллега по «Медузе» Илья Азар, например. И вообще —  могут ли журналисты употреблять что покрепче? Могут, конечно. Но дело не в этом, и даже не в том, о чём были расследования Голунова. А в том, как именно вся эта история была обставлена, причём с самого начала.

Именно об этих ошибках и спрашивали Дмитрия Пескова. На сайте ГУВД г. Москвы сообщение об обыске в квартире у «36-летнего жителя столицы» было проиллюстрировано фотографиями с изображением наркотиками. Но, как оказалось – все фотографии, кроме одной, были сделаны вообще не в его квартире.

Также Голунов  сообщал о том, что его избили сотрудники полиции.

Осмотрели тело на предмет побоев. Спина разодрана сильно. Сам говорит, что не били по ней, а следы — от того, как тащили по лестнице. Сотрудники считают, что действовали правомерно: дескать, он сопротивлялся, они тащили. Уверяют, что составили рапорт. Не показали.

— написала глава Общественной наблюдательной комиссии Москвы Ева Меркачева в Facebook.

Последним гвоздём в гроб стремительно рассыпающегося обвинения стали результаты анализов Голунова. Следов наркотических веществ там не обнаружили, зато нашли на пакетах с наркотиками ДНК совсем других людей.

«Больше на подставу похоже»

Фото: Евгений Фельдман для Meduza

По некоторым данным, Ивана Голунова разрабатывали с марта 2019 года. И ключевым моментом в таких делах всегда становится контрольная закупка.  Наркотики легко подбросить, но без контрольной закупки дело не выгорит. Причём закупка делается дважды, и всё обязательно фиксируется на аудио и видео.

«… аккуратно дергают покупателя, который априори наркоман, раз покупает: за хранение, ему не отвертеться, да он и не станет. И предлагают заключить соглашение о сотрудничестве: он сдает продавца, а сам освобождается от уголовной ответственности. И вот, в какой-то момент, когда все готово, условный «Голунов» (или Иванов, Петров, Сидоров) получает звонок от «постоянного клиента», который просит дозу. На покупателя цепляют оборудование, происходит передача денег (уже помеченных спецраствором) взамен на наркоту, и все, принимайте готового сбытчика», — рассказал «Комсомольской Правде» бывший сотрудник спецслужб, охарактеризовавший работу оперативников, бравших Голунова, как «фантастически топорную». Впрочем, топорную ли? Смотря какие цели ставило перед собой это задержание.

Сui prodest

Фото: Юлия Верт

Голунов не стремился обличать, не влезал на баррикады, как тот же Навальный. Он просто считал – кто, куда, сколько. Делал ту работу, которую должны делать следователи. А значит, не шёл против системы – а наоборот, помогал, подсказывал, где появилась течь, и на что в самых высоких кабинетах стоит обратить внимание.

С другой стороны, громкие статьи кажутся сенсацией лишь рядовым потребителям СМИ. Тем, кто хоть сколько-нибудь знаком с тем, как осуществляется движение информации, в особенности если дело касается больших кабинетов, механизм обнародования разоблачений известен. Причём работа ведётся крайне тонко, и часто даже сам журналист не догадывается, что его могут использовать в чьей-то подковёрной игре.

Пока общественность ликует, радуясь прекращению уголовного дела в отношении Голунова, не стоит забывать следить за руками. Похоже, история, закрученная вокруг журналиста, только начинается, а сам Голунов пересталбыть её главным героем в момент снятия с ноги электронного браслета. Зато, как в Игре Престолов, обязательно появятся новые.

Глава МВД Владимир Колокольцев уже попросил президента уволить начальника ОВД по Западному административному округу Москвы Андрея Пучкова и главу управления по наркотикам столичного ГУ МВД Юрия Девяткина. Сотрудники, которые «вели» дело Голунова, отстранены от работы, ими займётся Следственный комитет. И можно смело предположить, что вскоре мы познакомимся и с другими участниками этого большого «театра».

Пока что можно сделать лишь один бесспорный вывод. Гражданское общество в России есть. Оно в состоянии оперативно мобилизоваться на защиту своих интересов. Но накатанных алгоритмов действий у гражданского общества пока нет, оно действует ситуативно, на эмоциях. Если эмоций нет – то и сил вырвать человека из несправедливой ситуации не хватит, как это произошло, например, с арестом Майкла Калви. Несмотря на очевидные процессуальные ошибки, инвестор по-прежнему под арестом, и восстановить справедливость не помогло ходатайство омбудсмена РФ Бориса Титова, ни даже недовольство Генеральной прокуратуры.

Осталось лишь сделать так, чтобы и система под названием «гражданское общество» заработала без сбоев, чтобы любой, кто попал в жернова, мог рассчитывать на справедливость и торжество закона.

Иван, простой парень, журналист – свободен, и это хорошая новость. Теперь осталось добиться, чтобы была произведена такая же тщательная проверка в отношении и других людей, в чьих делах допущены нарушения. Например, публициста и ополченца Александра Аверина, правозащитника Петра Милосердова и многих других. Добиться освобождения Кирилла Вышинского. Изучить, в конце концов, что вообще происходит у нас в стране с 228 статьёй – а там много интересной статистики.

Когда уляжется пыль – тогда станет видно, кому на самом деле была выгодна эта история с пакетиками.

Правда, рассчитывать на то, что второе дно в этой истории найдут СМИ, рьяно и во многом честно бросившиеся на защиту Ивана, не приходится. Учитывая вопиющие нестыковки в деле и ошибки, которые были допущены с самого начала, странно, что никто даже и не пытался докопаться до сути, либо сделал это крайне поверхностно и однобоко. Беспредел беспределом, но, когда льёшь воду, нужно внимательно смотреть, чьи мельницы в этот момент находятся поблизости.

1 комментарий

Добавить комментарий