Мы, на Западе, верим в нашу собственную пропаганду, но как она воспринимается в России?

Автор: | Март 10, 2018

Норвежский писатель Петер Норман Вааге – автор новой книги «У России есть собственное место», делится своими мыслями о нашей стране.

– Вы не можете понять политику, людей и их действия, не понимая культуры. Национальная культура меняется медленно, на протяжении столетий, но — да: русская душа изменяется под воздействием импульсов извне, хотя это требует времени, — говорит Вааге.

– Если говорить о Путине и выборах, то нельзя не учитывать  контекст, особенно фактор 1990-х годов — время, когда сообщество, стремясь стать похожим на Запад, распалось. Люди в тот период с трудом добывали еду, не получали заработную плату. А затем к власти пришел Путин, и жизнь наладилась. России вновь заработала репутацию, и именно Путин показал миру, что Россия — великая держава, с которой придется считаться. Он стал символом безопасности и стабильности, и нет никакой другой альтернативы.

Инна Сандгажиева из Норвежского Хельсинского комитета изучает положение с соблюдением прав человека в России. Она тоже отмечает изменения, которые происходят с россиянами:

– Люди проявляют все большую заинтересованность в индивидуальной самостоятельной деятельности, а это в конечном счете пробудит личную политическую активность, —  верит она.

Все факторы должны рассматриваться в совокупности, только тогда можно понять причины того, почему Путин все еще находится у власти.

– Церковь в русской исторической перспективе — это сильный идеологический игрок. Существует опасность, что продолжение ее сближения с властью приведет к формированию теократии, и страна станет тоталитарной. Как сегодняшний Иран, пугает Вааге.

У Русской православной церкви уже сегодня сильные позиции: 80 миллионов прихожан, доступ в коридоры власти, присутствие в школах и в университетах, широкое участие в общественных дискуссиях.

– Есть очень много православной молодежи. Молодые люди попадают под влияние Церкви, потому что российская ортодоксальность связана с этническим и национальным самосознанием. Такая культура — часть российской души. Даже коммунизм воспринимался русскими как религия. А потом место религии в России заняли деньги.

– Западные СМИ демонизируют Путина. Мы не можем быть достаточно аналитичными. Мы, на Западе, верим в нашу собственную пропаганду, но как она воспринимается в России?

Несмотря на то, что Путин будет переизбиран, и что церковь в России все более усиливается, Вааге полагает, что у русских есть надежда.

– У меня есть вера в новые поколения, и не в последнюю очередь в лучшие отношения между Западом и Россией в долгосрочной перспективе. Я на самом деле полагаю, что Запад ведет себя бесстыдно, оказывая давление на Россию со всех сторон, — говорит автор.

В качестве примера он указывает на Румынию: почему НАТО должно строить военную базу в этой обнищавшей стране?

– Когда договаривались об объединении Германии, НАТО обещало не расшириться в восточном направлении. А сегодня я вижу Йенса Столтенберга на фоне НАТОвских танков в Польше – на границе с Россией.

Вааге верит в то, что самая важная для сохранения мирных отношений между Норвегией и Россией работа ведется на севере.

– Я не сомневаюсь, что сотрудничество между простыми людьми на Крайнем севере очень важно. Я имею в виду частные, доверительные взаимоотношения, даже если для этого надо выпить водки — говорит Вааге.

– Можно продолжать вводить ограничительные меры против России, но Путина они не побеспокоят. Русские — гордые, и они никогда не признают, что санкции влияют на российскую экономику. Они больше думают о тех возможностях, которые перед ними открываются в этой ситуации.

Авторство:
Авторская работа / переводика
https://aftershock.news/?q=node/624674