Вопрос по поводу стакана воды в старости еще остается открытым…

“Вот мой сын — руководитель, а ваши — обычные трудяги”, — любила повторять Арина Михайловна

Она была весьма высокомерной, ухоженной дамой. И занимала всю жизнь руководящие должности. Дорогая бижутерия, драгоценности, прическа из салонов красоты, одежда из бутиков. Супруг ей ни в чем не отказывал. А единственный сынок вообще ни в чем отказа не знал.

Его носили на руках в буквальном смысле этого слова.

Его с ранних лет обеспечивали самым необходимым. Даже тогда, когда в стране был тотальный дефицит. Родители доставали ему все, что нужно.

Арина Михайловна имела просторную трешку. И когда наведывалась изредка к своей соседке, то всегда брезгливо кривилась. Она дружила с Витой, хотя та жила бедненько. Просто дружить с кем-то же нужно.

Тетя Вита имела четверых детей. Сыновей и дочку. Муж умер рано.

Приходилось тянуть все самой. На своих плечах. Мальчишки всегда бегали грязные, коленки у них ободранные, ладони грязные. Играть им особо было нечем. Поэтому разве что кораблики могли в лужи запускать. Но всегда ласковы были с матерью. Целовали ее. Арина Михайловна всегда делала замечания — руки не моют. Как ты их воспитываешь! Грязнули. То ли дело мой Степочка. Он вообще другой. Такой воспитанный, чистоплотный, ухоженный. В ответ тетя Вита лишь улыбалась и говорила: “Да это ж детишки. Они все время играются, резвятся. Я после их отмою и переодену. Вечером.” Только соседку было не переубедить.

Она гордо вышагивала по двору. Иногда виделась там еще с одной соседкой — Таней. Это была женщина за 40, но бездетная. Ей Арина Михайловна всегда читала нотациии, которые начинались словами:

Пустая ты, Таня, женщина. Поэтому и муж тебя бросил. Детей нету.

Совсем. Вот когда состаришься, кто тебе воду будет приносить? Кто накормит, поможет? Так и помрешь с голоду. Вот мой Степочка — я на него надеюсь. Такой идеальный ребенок. Я уверена, что всегда будет меня поддерживать. Он и теперь подходит и спрашивает: “Мамуля, чего тебе подать? Может кофе? Или бутерброд?” Идеальный сын!

На такие слова Татьяна не обижалась. Ей было чуждо чувство злобы.

Она разве что могла сказать:

Конечно, Ариночка, хорошо тебе, я рада. Сын у тебя — золото. Не нарадуешься ты на него!

Арина Михайловна гладила себя по волосам и продолжала хвалить своего Степочку.

Шли годы. Дети соседки Виты выросли. Отучились в училище, дочь стала поваром. Они продолжали жить в своей трешке, куда подселилась семья старшего мужа. И ребенка они родили. Арина Михайловна периодически заглядывала к ним и была в настоящем ужасе. Столько людей! А они такие довольные. Как так можно! Вот у нее — все по-другому. Степочка институт заканчивает. Его уже и местечко на фирме ждет.

Ой, Вита. Ну что это за дети у тебя? Кем они стали? Простыми рабочими? И еще ходят такие гордые. Хоть бы ты им что сказала. То ли дело мой Степка — уже начальником стал.

Да что мне говорить им, Арин? Ведь я же сама их растила. А они приличными людьми стали. И профессии выучили. Вот Витя стал шофером. Он машины умеет чинить. Гоша сварщиком стал. А Вася токарем, он вообще на расхват. — хвалила своих сыновей Вита.

Так они же простые работяги! Обыкновенные труженики! Разве это дело? Живут впроголодь. Кашу и щи едят. Неделями. Или оладики.

Мы любим блинчики с икоркой. А вы с вареньем. Ужас! — недоумевала Арина Михайловна.

Да моя мать нас таким все время кормила. И мы выросли. Жарила нам сало на сковородке с яичницей — ничего вкуснее в своей жизни не ела!

Она была женщиной доброй и не собиралась даже завидовать соседке. Она не умела это делать. И любила ее сына — Степу. Но в своих детях она души не чаяла. Со временем у Виты появилось много внуков. И всех их она любила одинаково.

Шли годы. Женщины незаметно состарились. И у Виты отказали ноги.

Ее сыновья носили женщину на руках. Арина Михайловна видела это, пока выглядывала сына. Он подъехал на новом джипе.

Лечили Виту долго. Сыновья за ней ухаживали. Однажды Степан столкнулся с одним из них в подъезде:

И охота тебе так горбатиться? Она же немощная. Как вы ее моете?

Вот вам не повезло!

Ты зачем так говоришь? Она же мать нам! И она за нами в свое время стирала, ночей не досыпала. Как и твоя мать.

Не сравнивай младенцев и старую вонючку.

Сын взял соседа за грудки. Но второй брат остановил его.

Не стоит, матери снова хуже, пойдем.

Спустя какое-то время Вита стала ходить. Сыновья поставили ее на ноги.

А Арина Михайловна приболела. Ей становилось все хуже и хуже.

Только Степан не собирался за ней ухаживать. Однажды он приехал к матери и сказал:

Мамуля, давай, собирай вещи. Тут тебе одиноко, папы давно не стало. Я хочу личную жизнь наладить, а за тобой уход нужен. Когда мне этим заниматься? Некогда. Я все время работаю. Что ты только место в квартире занимаешь? Тебе компания нужна.

О чем ты, Степонька? Мне и тут хорошо. Неужели ты не можешь приехать, помочь мне? Лекарства подать? Я же люблю тебя. Я же вырастила тебя.

Хватит причитать, собирайся, я уже договорился, тебя там ждут.

Когда они вышли из подъезда, на лавочке сидела Вита, а сыновья грузили в старую ржавую копейку картошку, чтобы ехать на дачу.

Арине Михайловне стало так одиноко, неловко. Один из сыновей Виты подошел к Степану, чтобы выяснить, куда это отправляется его мать с вещами.

В место ее хорошее определил. Я в состоянии оплатить ее пребывание в пансионате. Там место таким немощным старикам, как она.

Давай ты ее к нам перевезешь? У мамы в комнате место есть, она не против. Соглашайся.

Еще чего! Чем вы ее там кормить будете? Кашей гречневой? Ей там лучше будет, я-то знаю.

Не помогли ни мольбы матери, ни соседей. Степан погрузил мать в служебное авто и увез. Спустя месяц ее не стало. Сердце не выдержало предательство сына, который так и не приехал к ней…Так что по поводу стакана воды в старости еще остается открытым…

Добавить комментарий