УНИКАЛЬНОСТЬ ЕВРОМАЙДАНА

Очередная годовщина Евромайдана послужила поводом для праздничных церемоний, на которые сразу же нашли деньги в бюджете нищей страны. Имитируя народную радость, они дают богатую пищу для иронических комментариев, которые оставляют сейчас в социальных сетях тысячи обманутых и разочарованных украинцев, наблюдающих за лицемерным пропагандистским шоу.

Однако, на самом деле, эта дата логичным образом заставляет нас подвести итоги политического процесса, который начался печально знаменитым сетевым флэш-мобом на Майдане, организованным в поддержку ассоциации с Евросоюзом, закончившись для Украины нынешней катастрофой.

«По плодам их узнаете их» – этот древний материалистический тезис заставляет нас спросить, какими оказались на выходе результаты Евромайдана? И ответы на этот вопрос можно отыскать буквально везде: в платежках с новыми тарифами, которые почти равняются пенсиям и зарплатам, в декларациях бесстыдно разбогатевших на фоне общей бедности депутатов, в жутковатых криминальных сводках, в очередных безумных инициативах обосновавшихся во власти националистов. Или в сухих данных статистики, которые рассказывают, как упал за эти годы уровень жизни граждан, и сколько людей потеряла за это время страна – в результате последствий кризиса, миграции и войны.

В течение последних лет сторонники майдана навязывали украинцам тезис об уникальности этого политического события. Конечно, на самом деле в стране случился достаточно банальный переворот – когда часть элит, опираясь на активную внешнюю поддержку, сбросили своих политических конкурентов, мобилизовав против них распропагандированных с помощью медиа граждан. Однако, разговоры об уникальности Евромайдана все же имеют под собой некоторый смысл – пускай, совсем не тот, который вкладывают в него правительственные пропагандисты.

Ни одно другое политическое движение нашего времени не приводило к таким катастрофическим последствиям в такие короткие сроки. Крылатая латинская фраза «malum nullum est sine aliquo bono» – «нет худа без добра» – явно сказана не об украинской истории последних лет. Результаты Евромайдана ухудшили жизнь украинцев абсолютно по всем показателям, не принеся в нее сколько-нибудь существенных положительных изменений. И в этом смысле, он действительно представляет собой определенный феномен, который предстоит оценить историкам.

Ведь многие люди, которые приходили тогда в центр Киева, свято верили обещаниям, что они будут жить лучше, а их существование как будто бы наконец-то обрело отсутствовавший в нем смысл. «Это был едва ли не единственный раз, когда они почувствовали, что они годятся на что-то большее, нежели родиться, пойти работать, а потом сдохнуть. Почувствовали себя людьми, делающими историю. Почувствовали свою значимость», – справедливо пишет об этом одесский журналист Юрий Ткачев.

Согласно данным опроса Kantar TNS Online Track 75% украинцев считают, что Евромайдан так и не достиг задекларированных целей, а противоположного мнения придерживается всего 5% респондентов. В ходе опроса социологического центра «София» 82% респондентов констатировали, что Евромайдан ухудшил их жизнь, и только 4,9% заявили, что она стала лучше.

Эти данные показывают, что от майдана проиграли практически все украинцы. Промышленный рабочий класс, интересы которого с презрением игнорировала вдохновленная на бунт либеральная буржуазия. Окончательно обедневшие селяне, которым уже вскоре предстоит пережить отмену моратория на продажу земли. Трудовые мигранты, особенно пострадавшие от кризиса украино-российских отношений. Сотрудники бюджетных учреждений, учителя и врачи, студенты и пенсионеры, многочисленные категории льготников и вынужденные переселенцы. Журналисты, которые сыграли особо неприглядную роль в трагических событиях последних трех лет. А также мелкие и даже средние предприниматели, чей бизнес был беспощадно раздавлен катком кризиса.

По сути, от изменений в стране действительно выиграло всего несколько процентов граждан. В основном, это те, кто сделал политическую карьеру по результатам Евромайдана и вспыхнувшей вслед за ним войны, сколотил капитал на коррупционных сделках правительства или нажился на криминальном бизнесе – к которому относятся грабежи в зоне АТО, спекуляции собранным для фронта имуществом,  контрабанда, рейдерство, торговля оружием, добыча янтаря и вырубка леса. А также, реципиенты иностранных грантов, клиентела усиливших свое могущество олигархов и вчерашние ультраправые маргиналы, успешно влившиеся в состав властных и силовых структур.

Но главными выгодоприобретателями майдана, безусловно, стали сверхбогатые украинцы, которые выдвинули из своей среды президента страны, и обеспечили для себя полную независимость в рамках феодов своих бизнес-империй. Именно они больше всего заинтересованы в сохранении сложившегося статус-кво – что несложно понять, просматривая телеканалы Порошенко, Коломойского, Ахметова и Пинчука, всегда вещающие по одним патриотическим темникам.

Мифический царь Мидас превращал все вокруг себя в золото – а украинское правительство, которое пришло к власти в результате переворота, таким же волшебным образом сумело разрушить буквально все, что кое-как поддерживало существование украинского общества с момента окончания советской эпохи. Разжигание национализма, который использовали для радикализации и милитаризации уличного протеста, постепенно дестабилизировало страну и стало решающим условием для начала войны, от которой пострадали миллионы людей.

А одним из результатов российско-украинского конфликта, с торговыми войнами и разрывом прежних производственных связей, явилось уничтожение значительной части национальной промышленности – в широком спектре от автопрома и предприятий авиакосмического комплекса до «лишних» угольных шахт, которые оказались не нужны страдающему от нехватки угля государству. Разоряются даже деревообрабатывающие фабрики – несмотря на то, что украинский лес хищнически вырубают для экспортных поставок в Европу. Вопреки правительственным реляциям, падение промышленного производства по-прежнему остается стабильным. И наряду с инфляцией, кризисом банковской системы, постоянным увеличением неподъемного внешнего долга, это безнадежно тянет на дно экономику Украины.

Однако, Кабмин не делает никаких попыток смягчить для граждан последствия этого кризиса. Напротив, под давлением внешних кредиторов украинские чиновники усиленными темпами демонтируют остатки системы социального обеспечения, которая представляла собой рудимент советского времени, и годами позволяла выживать миллионам малоимущих граждан. Здравоохранение и образовательную систему Украины открыто переводят на коммерческую основу.

Разрекламированная реформа правоохранительных органов породила некомпетентную и коррумпированную полицию – она впитала в свои ряды радикальных националистов, но оказалась полностью беспомощной перед лицом преступности, которая постоянно растет в нашпигованной оружием и стремительно нищающей Украине. А темпы развития бедности по-настоящему поражают – начиная с весны 2014 года, в стране обвально росли цены и тарифы, на фоне безработицы и падения реального уровня зарплат.

И в результате, согласно недавно озвученным данным ООН, на сегодня за чертой бедности находится около 80% жителей страны, которая практически официально считается самым бедным государством Европы.

При этом, Украина окончательно превратилась в страну-сателлит, которая едва ли не гордится унизительной зависимостью от Евросоюза, США и международных финансовых организаций. А они открыто диктуют свою волю, навязывая нам меры, за которые придется расплачиваться не одному поколению украинских граждан. Часто эти антисоциальные реформы проводятся под непосредственным управлением иностранных чиновников, которые, как правило, покидают Украину сразу после их очевидного провала.

В то же время, гуманитарная политика государства всецело отдана на откуп националистам: они полностью формируют культурную повестку, запрещают книги и фильмы, уничтожают памятники, переименовывают города – форматируя историческую память и превращая Украину в европейский полигон ревизионизма. В сочетании с правой пропагандой это привело к шовинизации общества, где стали обычными доносительство, язык ненависти и агрессивная нетерпимость к инакомыслию.

Теряя источники дохода, украинцы одновременно лишились демократических прав и свобод – даже в том объеме, в котором они имели их при предыдущих режимах. Власти арестовали по политическим статьям сотни людей, превентивно зачистили страну от оппозиции, запретили или свели к нулю деятельность левых партий, которые могли бы мобилизовать людей на социальный протест. А также, установили реальную цензуру в СМИ, которые давно не позволяют себе критиковать правительство или президента таким образом, как они делали это при Януковиче.

Причем, системное давление со стороны власти сочетается с погромными действиями вооруженных ультраправых формирований, которые разгоняют и преследуют оппонентов. Националисты пользуются тем, что с них снимают ответственность за любые правонарушения – и даже бравируя этим узаконенным беззаконием.

Наглая демонстрация своих привилегий вообще является визитной карточкой нынешнего режима. Политическая элита, которая сформировала власть по итогам Евромайдана, с пафосом именуя его «революцией достоинства», с особым смаком вытирает ноги об украинский народ.

Захватившие власть политики игнорируют постоянно растущее народное недовольство. Разговоры о том, что при необходимости украинцы вновь выйдут на майдан, чтобы поставить на место зарвавшуюся власть, оказались блефом. Социальные протесты заранее объявлены провокацией Путина, которую обещают подавить самым жестким путем – многозначительно кивая в сторону националистических «активистов». А металлоискатели и решетка, которую установили в эти дни в центре Киева, наглядно показывают, какими бесправными стали за эти три года жители нашей страны – несмотря на пропагандистские заклинания о достоинстве и свободе.

Таковы реальные результаты переворота. И сегодня очень важно извлечь урок из того, что происходило в стране начиная с ноября 2013 года, когда элиты использовали в своих целях протестную энергию обманутых украинцев. «Люди всегда были и всегда будут глупенькими жертвами обмана и самообмана в политике, пока они не научатся за любыми нравственными, религиозными, политическими, социальными фразами, заявлениями, обещаниями разыскивать интересы тех или иных классов», – говорил об этом Ленин, с которым так ожесточенно воюет сейчас украинское государство.

Согласитесь – это сказано именно про «уникальный» украинский Евромайдан.

Андрей Манчук

Добавить комментарий